Полная версия сайта

Наталия Киндинова. Память сердца

С младшим братом Женей Киндиновым у нас одна актерская природа. Все, что есть, должны выплеснуть до донышка.

Тюзовцы на встрече с Сергеем Михалковым (в центре). Справа от него — Павел Хомский и Ахеджакова

Павел Осипович, как и Эфрос, искал истину через актера. Оформлению, стилистическому решению спектаклей тоже уделялось внимание, но у Хомского с первых репетиций актер становился главной движущей силой.

Такого успеха, как у постановки «Мой брат играет на кларнете» по культовой повести Анатолия Алексина, сегодня нет ни у кого. Это был самый шумный и грандиозный спектакль столицы в то время. Рядом с театром дежурила конная милиция. Мне кажется, спекуляция театральными билетами зародилась именно тогда. Одну из лучших своих ролей — семиклассницы Женьки — в «Моем брате...» сыграла Лия Ахеджакова. Мне странно было потом читать в ее интервью о якобы абсолютной невостребованности в пору работы в ТЮЗе. Мол, приходилось играть куриные ноги, и это она воспринимала как невероятное унижение! Я встретила Ахеджакову и сказала: «Лия, могла бы что-то еще вспомнить! Ты многое забыла. Например, что после окончания адыгейской студии ГИТИСа ты в Майкоп, где твой папа руководил театром, не вернулась. И никуда не могла устроиться в Москве: ни-ку-да. Лишь Хомский разглядел в тебе будущий талант и взял в ТЮЗ. Как и твою подругу».

Ныне великую актрису, а тогда невзрачную выпускницу Щепкинского училища Инну Чурикову после института тоже не брал ни один театр Москвы. А Хомский взял. Насколько помню, посетивший спектакль Глеб Панфилов впервые увидел свою будущую жену именно на сцене ТЮЗа в роли Бабы-яги. С того момента началось ее восхождение к вершинам.

У Павла Осиповича был дар разглядеть в молодых зарождающийся потенциал. Ольга Остроумова, Игорь Старыгин, Екатерина Маркова, Андрей Мартынов тоже начинали путь в его ТЮЗе.

У нас с Ахеджаковой после того разговора натянутые отношения. Да, я не держу в себе, говорю открыто, что думаю. Возможно, это моя беда, но лукавить не умею.

Посмотрев «Мой брат играет на кларнете», Юрий Завадский пригласил Хомского режиссером-постановщиком в Театр Моссовета. «Впервые в жизни вижу настоящий драматический спектакль», — сказал он.

Приглашение пришлось очень кстати, в ТЮЗе начиналась заваруха. Хомский хотел ставить «Короля Лира», а ему не давали, говорили, что пьеса не для детского театра. Хотя на ура пошел вполне взрослый спектакль «Молодая гвардия», который Павел Осипович поставил в Центральном детском театре. Роль Любки Шевцовой сыграла Ирина Муравьева. Поэт Роберт Рождественский и композитор Оскар Фельцман стали соавторами постановки, в которой звучали замечательные песни о родине.

Хомский пошел в управление культуры и сказал, что уходит из театра, поскольку не намерен работать под диктовку и выслушивать, что ему ставить, а что нет. Едва стало известно, что Павел Осипович собрался покинуть ТЮЗ, его и позвал Завадский. А я осталась в театре. Меня там все устраивало, кроме того, в ТЮЗе работала актриса Лидия Князева, с которой я очень сдружилась. А Хомский приятельствовал с ее мужем Роланом Быковым, тоже служившим юным зрителям. Случалось, они выпивали вместе, Ролан делал это от души, так, что потом боялся ехать домой. «Паша, — просил он, — ты потом отвези меня, позвони в дверь. Лиля спросит: «Кто?» — ответь своим голосом, а потом, когда она откроет, втолкни меня внутрь квартиры...»

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или