Полная версия сайта

Валентина Шарыкина о роли пани Зоси, влюбленности в Андрея Миронова и боязни стать матерью

Достала себе шубку из козьих лапок. Иду вся из себя счастливая. И Наташа Селезнева идет, как всегда обаятельная, очаровательная: «Валька, как я тебя люблю! Ты где шубку-то взяла?»

Валентина Шарыкина

Достала себе шубку из козьих лапок. Иду вся из себя счастливая. И Наташа Селезнева идет, как всегда обаятельная, очаровательная: «Валька, как я тебя люблю! Ты где шубку-то взяла?» — «В Болгарии». — «Красивая шубка! Надоест — куплю ее у тебя... для своей домработницы».

Андрей Миронов однажды сказал очень правильные слова: «Популярная роль артисту поначалу кажется судьбой, но скоро понимаешь, что на самом деле это только ирония судьбы».

Пятнадцать лет я играла пани Зосю в одной из самых любимых зрителями телепередач «Кабачок «13 стульев». Это была обаятельная, игривая и весьма сексапильная официантка, советский вариант Мэрилин Монро. Вместе с Ольгой Аросевой, Наташей Селезневой, Спартаком Мишулиным, Михаилом Державиным, Зиновием Высоковским и другими потрясающими артистами Театра Сатиры мы пели модные зарубежные песенки, щеголяли в одежде «из-за бугра», легко и остроумно шутили. Неудивительно, что отечественные зрители, по горло сытые нудными идеологическими программами, не пропускали ни одной передачи.

Как Андрюша и говорил, за полтора десятка лет роль пани Зоси стала сначала судьбой, а потом иронией моей судьбы: много лет меня воспринимали как актрису, способную лишь строить глазки и петь песенки.

Даже жена главного режиссера Театра Сатиры Валентина Плучека, актриса Зинаида Дмитриева, в сердцах упрекнула: «А что ты умеешь? Только свою Зосю и умеешь!» А потом, по прошествии нескольких лет, я будто и вовсе исчезла: меня стали путать то с Аросевой, то с Селезневой, подчас и вовсе не узнавать.

Однажды еду в метро, на станции «Белорусская» влетает в вагон толпа. Прижимаюсь к поручню, неудобно, но терплю, людям тоже ехать надо, говорю с улыбкой:

— Вы меня сейчас раздавите, но ради бога, проходите.

Один из мужчин посмотрел на меня и рявкнул: — Ну что это за город, одни проститутки!

Вот это я улыбнулась!

А ведь за моими плечами огромный опыт: с отличием окончила Щукинское училище, играла яркие роли на сцене Театра Сатиры в спектаклях «Клоп», «Самоубийца», «Малыш и Карлсон, который живет на крыше», много снималась в кино.

В театре важнее всего, чтобы режиссер тебя любил. Вот Анатолий Эфрос просто обожал Олечку Яковлеву. У меня такого счастья не было...

Одного не умела, как сказал Андрюша Миронов: «Работать локтями». Более того, не считала это нужным, не в моих правилах занимать чужое место — мама строго воспитала. «Доченька, уважай себя и береги свою душу», — говорила она.

Мама была очень красивая — статная, полная, фигуристая. Окончила Свердловскую консерваторию, играла весь венский репертуар: «Сильву», «Марицу», и в основном графинь. Да и сама по происхождению была из знатного польского рода, после ее смерти мне в наследство перешел семейный герб дворян Рогозинских четырнадцатого века.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или