Полная версия сайта

Исчезнувшие

Первые признаки беспокойства о судьбе Франклина появились к концу 1846 года. Предположение, что блестяще экипированные корабли просто исчезли, казалось немыслимым.

Фото репродукции картины Т. Бока «Матинна». 1842 г.

Осенью Рэй прислал отчет в адмиралтейство. Англия была шокирована. Британские мореплаватели опустились до людоедства? Быть такого не может! Яростнее всех протестовала леди Джейн.

Диккенс откашлялся:

— Я восхищен вашим упорством в поисках сэра Джона. Убежден, они увенчаются успехом.

— Факты — вещь упрямая, и я не исключаю вероятность, что моряки и мой дорогой муж погибли. Но какие гнусности пишет этот человек! — леди Джейн принялась читать вслух: — «Из изувеченного состояния многих трупов очевидно, что наши несчастные соотечественники встретили смерть в результате каннибализма — как последнего способа выживания». Надеюсь, вы понимаете, что это не более чем сплетни дикарей?

— Убежден, что ваш супруг и его офицеры не уронили своей чести и вели себя как подобает англичанам. Иначе и быть не могло.

В начале декабря в журнале «Домашнее чтение» в статье «Потерянные арктические путешественники» Диккенс утверждал, что людоедство несопоставимо с личностью британского моряка, а доктор Рэй мог просто неправильно понять язык эскимосов. «Цивилизованный человек тем и отличается от дикаря, — заметил писатель, — что только последний способен на каннибализм. А значит, моряков ограбили и убили не кто иной, как иннуиты».

К слову, в сегодняшней Великобритании эту статью называют чуть ли не образчиком расизма. А одной из возможных причин гибели экспедиции считают презрительное отношение британских офицеров к иннуитам, которое не позволило научиться у них выживанию.

Узнав, что правительство выдало Джону Рэю обещанные десять тысяч фунтов за сведения об экспедиции, леди Франклин сделала все возможное, чтобы этого господина фактически изгнали из лондонского общества. И хотя сегодня заслуги доктора в исследовании Арктики неоспоримы, ни при его жизни, ни сразу после смерти в 1893-м это признано не было.

В разговоре с Диккенсом леди Джейн умолчала о том, что ее отношение к туземцам основано на личном опыте. Более чем личном. Проводив гостя, она вновь открыла заветную шкатулку и достала пожелтевший листок, не имеющий отношения к Арктике, и в который раз перечла строки, выведенные неумелым детским почерком: «Я хорошая девочка. У меня есть перо и чернила. Я люблю своего отца и за все его благодарю. Но у меня болят ноги в чулках и туфлях...» Письмо было датировано ноябрем 1842 года. Приемной дочке Франклинов сравнялось семь, она только осваивала грамоту.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или