Полная версия сайта

Борис Ливанов: «Мы с Машей решили взять паузу»

Надеюсь, все у нас как-нибудь образуется. Готов ждать. Все равно выиграю — рано или поздно. Потому...

Елена Артемьевна

Разумеется, мы беседовали о театре, о том, что сегодня происходит в искусстве в целом. «Замечательно, что стали появляться такие фильмы, как «Время первых» или «Легенда № 17», снятые в лучших традициях советского кино», — говорил я. Маша соглашалась, она считает, что подобных картин нужно снимать как можно больше. Стране необходима национальная идея, которая должна находить отражение в том числе в кино и на сцене. В чем она может состоять? В том, чтобы гордиться страной, в которой живешь. Нужно подтягивать зрителя до более высокого уровня.

Маша энциклопедически образована. Читает много философской и социальной литературы, мне ближе фантастика и фэнтези, которые она не воспринимает всерьез. Но как выяснилось, у нас обоих любимый писатель — Михаил Булгаков, а произведение — «Мастер и Маргарита». Еще «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери.

Постепенно я открывал для себя ту Голубкину, которую знают только самые близкие. К примеру в Интернете есть запись замечательного концерта, в котором пианист Александр Гиндин исполняет музыку Рахманинова, а Маша читает стихи Бунина. Она серьезно изучает христианство, особенно православие, подготовила замечательную книгу об иконах. Знает поименно множество священников — от московских приходов чуть ли не до Иерусалима. Наконец, у нее разряд по конному спорту. Но все ею накопленное сегодня никому не нужно! Могла бы вести интересные телепередачи, брать интервью у людей, представляющих эпоху. А приходится участвовать в каких-то сериалах, мыльных операх.

К сожалению, невозможность самореализации становится трагедией для многих наших современников. Прекрасно помню себя в студенческие годы. Тогда, в конце девяностых, сложилась чудная компания творческих, подающих надежды актеров и поэтов. У нас три гитары, вокруг — красивые девушки. Все складывалось замечательно! Молодые, горячие, мы верили, что возможно изменить мир посредством творчества, и мечтали это осуществить. Категорически отказывались продаваться: ни в картины, которые считали негодными, ни в сериалы, которые, как казалось, испортят нашу репутацию.

Я начинал сниматься в кино. Первая работа случилась в телефильме о Шерлоке Холмсе, в части под названием «Кровавая надпись». Но это эпизод. Более зрелая, уже главная роль у меня в ленте «Не влезай — убьет» по сказкам Эдуарда Успенского. Картина, в которой экранизированы детские страшилки про красную руку, черную простыню и другие, получилась замечательной. Но режиссер перерасходовал бюджет, и пленку смыли. Потом вышла «Охота» Виталия Мефодьевича Соломина, но и у нее странная судьба: продюсеры не смогли поделить права и фильм куда-то исчез. Снимался у отца — он был режиссером, продюсером и сценаристом фильма «Дон Кихот возвращается». Я играл Самсона Карраско. Картина завоевала приз кинофестиваля «Золотой витязь» и вообще очень достойная. До сих пор не понимаю, почему она не стала событием.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или