Полная версия сайта

Азима Петренко. Алеша

Мама приехала в ноябре и пришла в ужас от вида нашей избушки: «Как ты будешь здесь жить?!» А мне — море по колено, душа поет!

Родители Азимы

— Придет время!

В том же году я полетела в командировку в Москву. Шла мимо храма на Большой Ордынке и услышала колокольный звон. При этом звуке замерла на месте, не могла и шагу ступить, в ногах — гул, и вдруг начала рыдать. Как только колокол умолк, пошла дальше, наваждение прошло.

А потом, уже возле церкви в Бишкеке, все повторилось. Священник обратил на меня внимание и предложил зайти внутрь — помолиться и поставить свечи за родных. В храме на глаза опять навернулись слезы... И я решила принять православие. На исповеди призналась батюшке, что никак не могу открыться в этом папе. Тот благословил меня, сказав, что не надо наносить отцу такую рану. В результате он так и умер, ничего не узнав.

Маме же все стало известно позже, из прессы. Теперь думаю, может, папа и нормально бы воспринял такой шаг. «Поменять веру» — это же, в принципе, игра слов. Вера либо есть, либо ее нет. И если сегодня в определенном окружении кто-то начинает возмущаться, могу прочитать любую мусульманскую молитву не хуже этих скептиков и с не меньшим убеждением, что и христианскую. По звучанию и по смысловой нагрузке они не отличаются. Когда спрашивают:

— Азима, кто ты по национальности? — отвечаю:

— Обрусевшая киргизская узбечка.

Мне все близко, но песни исполняю, молюсь, думаю, пишу я на русском. Моя душа на нем поет...

В Москву мы переехали только с младшими девочками — Зарифой и Меланией. Старшие дети остались в Киргизии. Я сразу отказалась от идеи поселиться в московской квартире Петренко. Это было принципиально: все-таки там он много лет прожил с Галиной, а мне хотелось начать с чистого листа.

Дача Алексея в Балашихе представляла собой сборно-щитовой домик. Плюс баня на два участка. На соседнем обитали племянники его бывшей жены. Они с порога заявили мужу: «Ты этот аул к нам в баню не води». Он начал извиняться за них, а я испытала шок, но быстро взяла себя в руки и сказала: «Алешенька, все будет хорошо».

Потом, впервые проводив Петренко в командировку, за время, пока он отсутствовал, подготовила ему подарок — баню поставила. Алешенька говорил с восторгом: «Узбечка, я был уверен, что меня никто и ничем уже не сможет удивить, а тут — своя баня за три дня!»

Дача состояла из гостиной, маленькой кухоньки и двух крошечных спаленок. Она была очень холодной и сырой. Местность там болотистая. Как только начиналась осень, хлипкое сооружение принималось ходить ходуном, дверные проемы перекашивало... Все «удобства» на улице.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или