Полная версия сайта

Азима Петренко. Алеша

Мама приехала в ноябре и пришла в ужас от вида нашей избушки: «Как ты будешь здесь жить?!» А мне — море по колено, душа поет!

Азима Петренко

Происходящее было похоже на экзамен. Мой отец всегда говорил, что легче мешок соли съесть, чем дочку воспитать и выдать замуж за достойного человека. А я к тому же была еще и любимицей папы, у нас была крепкая связь. Он мог рассказать мне то, что больше никому не доверил бы, а я — ему. Без мудрого папиного совета никогда не начинала новых дел.

В итоге отец сказал:

— Была б моя воля, я, конечно, благословения не дал бы. Хоть у меня и шестеро детей, ты хочешь забрать мое сердце и душу. Но ваш брак предопределен на небесах. Значит, так и должно быть.

Папа прочитал молитву, благословил и рассказал следующую историю. Однажды он нас, детей, повел на фильм «Сказ про то, как царь Петр арапа женил». После сеанса мы начали наперебой делиться впечатлениями. И я, пятилетняя, вдруг выдала: «Выйду замуж за Петра Первого, вот увидите!» А это одна из самых известных ролей Петренко. Все посмеялись, но значения, конечно, не придали.

После того как мы получили благословение, собрали за столом всю семью. Алексей встал и обратившись к моим детям, сказал: «Вас мама родила для меня! Я — ваш отец!» Воцарилась тишина, но уже через секунду с криком «Папочка! Мой папочка!» к нему побежала Мелашка, бросилась на шею, расцеловала. И взрослые дети приняли его сразу, стали называть Батей. Только средняя дочь Зарифа сначала не подпускала Алешу к себе. Ей было двенадцать — сложный переходный возраст. Но спустя какое-то время они уже были лучшими друзьями. Петренко всегда говорил, что старшая дочь Зарина на него похожа: «Моя копия! Только черненькая». Да и сын потом признался — у него ощущение, будто Батенька — его родной отец. Они постоянно закрывались и о чем-то секретничали, я к мужским разговорам допущена не была.

Петренко предложил детям взять его фамилию и отчество. Те, подумав, ответили: «Мы вас очень любим и уважаем, но у нас отец жив. Не можем мы его вычеркнуть, хотя он с нами и мало общается». Алексей Васильевич опять немного обиделся, а потом сказал мне: «Мать, вот ты как детей воспитала! Родителей уважают, не то что моя. А этим ничего не надо, только бы высоко имя отца нести». Тяжело было слышать такие слова. Если Алеша говорил о своей дочери от первого брака Полине, в его глазах всегда появлялась боль. Он считал: жизнь человека держится на трех столпах — вере, любви и благодарности.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или