Полная версия сайта

Мария Аниканова. Все хорошо

Когда-то я думала, что актрисой стала случайно, а теперь понимаю — это было предопределено.

Мария Аниканова с Андреем Сипиным

— Аниканова, что это ты так хорошо играешь?

— Сама не знаю, Игорь Владимирович! Видимо, от страха!

На премьере присутствовал Михаил Сергеевич Горбачев. У нас с Квашой сложились замечательные отношения. Когда Галина Борисовна делала мне замечания на репетициях, он заступался: «Галя, не трогай ее! Она справится. Все будет хорошо!» Хотя вокруг говорили, что у него тяжелый характер.

В последнее время ко мне стал тепло относиться и Валентин Иосифович Гафт, тоже известный своим крутым нравом. Как-то на гастролях в Германии сидели с ним за одним столом за обедом, и он вдруг начал разбирать все мои работы с момента прихода в театр и говорить комплименты! Я была потрясена:

— Валентин Иосифович, неужели вы это помните?

— А что, думаешь, я совсем выжил из ума?

Конечно, у Гафта очень переменчивый характер, зависит от настроения. Но все равно приятно.

После Ильи у меня случались романы, но серьезные отношения как-то не складывались. Однажды проснулась и сказала себе: «Все, на личной жизни пора ставить крест. Нужно сконцентрироваться на профессии». Мне был тридцать один год. Тогда и позвонила Соловьеву — «напросилась» в «Анну Каренину».

Он пытался снять ее еще в девяностые, когда я училась в Щукинском. Пробовал меня и Лену Корикову на роль Кити. С картиной не сложилось, но спустя десять лет Сергей Александрович решил к ней вернуться. Я узнала об этом от коллег. Неделю ходила сама не своя, а потом решилась: была не была. Соловьев подтвердил информацию и спросил:

— Хочешь попробоваться? Но ты же понимаешь, что уже совсем не та. Сколько тебе сейчас лет?

И я, сама не знаю почему, ответила:

— Шестнадцать.

— Ха-ха! Ценю твой юмор! Ладно, приезжай.

На «Мосфильме» меня загримировали, я вошла к Сергею Александровичу в кабинет. Он смотрит: «Ой... Да тебе не шестнадцать... — Сердце ушло в пятки. Думаю — ну и пускай, зато потом не буду жалеть, что упустила шанс! А он продолжает: — Тебе двенадцать». Взял фотокамеру и начал щелкать. Снимки получились невероятной красоты. Позвонил через неделю в восемь утра:

— Привет, это Сережа Соловьев. Спишь, что ли? Поздравляю. Тебя утвердили на роль Кити. (Тут я упала с кровати.) А что ты думаешь о Гармаше? Хочу взять его на роль Левина.

— Я буду рада работать с Сережей в одном проекте.

На первый съемочный день четвертого марта назначили нашу сцену на катке. А двадцать седьмого февраля, вернувшись со спектакля, я поняла, что заболела. Голова горела, лицо обметало, температура сорок. Да еще и сыпь! Оказалось, что в тридцать один год подхватила ветрянку. Болезнь протекала очень тяжело. В «Современнике» из-за меня — в первый и единственный раз — пришлось отменять спектакль.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или