Полная версия сайта

Александр Самойленко: «Стараюсь расставаться с женщинами мирно»

Уходил от первой жены в никуда. Жить было негде. Пытался звонить друзьям — безуспешно...

Александр Самойленко

Первый день съемок выпал на одиннадцатое сентября 2001 года. Погода чудесная. Снимаем в Архангельском: массовка человек двести, праздник, салют, слон — все прекрасно! В перерыве подбегает актер Сережа Фролов, а мы все в релаксе, болтаем, смеемся. И вдруг:

— Ребята, только что по радио передали: в Штатах самолет врезался в одну из башен-близнецов!

— Сереж! Нам о-о-очень интересно, но, плиз, не мешай, ладно? — отмахиваемся.

Проходит минут двадцать, Серега появляется вновь:

— Я не шучу — другой самолет во вторую башню-близнеца бахнул!

— Сереж, ну завязывай, мы же разговариваем...

Еще через пять минут:

— Ребята, я серьезно! Еще один самолет врезался в Пентагон!!!

Тут уж стало не до шуток. Все пошли искать телевизор. Нашли у водителя в машине с диагональю пятнадцать сантиметров!.. Смотрим на экран, идет повтор, и у меня дежавю: ощущение конца света, как после смерти Брежнева. Только теперь мы будто попали в блокбастер. Но страшно как в жизни.

Время работы в «Олигархе» было фантастическим. А какие артисты: Володя Машков, Марик Башаров, Андрей Краско... Кстати, Андрюша мне очень помог на съемках. В финале моего героя Мусу убивают за предательство. Предстояло лечь на каталку с биркой на ноге. Страшно не хотелось этого делать. Попросил Лунгина положить вместо меня статиста, но режиссер остался непреклонен.

И тогда Краско рассказал потрясающую историю. Во время ссоры с женой он случайно напоролся на нож и пережил клиническую смерть: «Видел, как моя душа отделилась от тела. Сначала очутился над своими родителями, слушал их разговор. Они всю жизнь хотели побывать в Мексике — и я вдруг перенесся туда. Такое странное чувство: сознание живо, но я летаю... А потом попал в тот самый тоннель — и меня вернули на землю. Бояться нечего, Саш...» Такое у Андрея было отношение к смерти — уже там побывал. Он был необыкновенным. Движения, взгляд, манера говорить — словно у человека с Марса...

— После «Маросейки...» вас стали узнавать на улицах. Эйфорию ощутили?

— Если бы это случилось в юности, то, думаю, конечно. А сейчас уже нет. Да и не до эйфории было — попал в страшную аварию. Ехал в шесть утра после съемок, заснул за рулем и врезался в милицейскую машину. Весь переломался. Но главное — жив остался и никто не пострадал. Суханов с моей Леной первыми примчались в больницу, но я их не видел, пришел в себя лишь на следующий день в реанимации. Потом депрессия началась: только вроде сниматься начал, в театре играть — и снова выпал из обоймы. Макс тогда очень поддержал морально.

— Но вскоре вас позвали в «Ночной дозор». Как отнеслись к необычному материалу?

— Прислали сценарий. Прочитал и ничего не понял, я в принципе не любитель фэнтези. Звоню на студию:

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или