Полная версия сайта

Юлия Живейнова-Феррара. Чужая родня

«Вот и все!» — мелькнуло в голове, когда здоровенный мужик сжал мое горло, пока его сообщники выкручивали руки девятилетней Кристине.

Юлия Живейнова-Феррара

Но вернусь к Кристине. Ее бабушка часто жаловалась, что с трудом справляется, ведь за ребенком, который начал ходить, нужен глаз да глаз. С позволения Евгении Алексеевны я, прилетая в Москву на съемки, стала брать девочку к себе в гости. Захотелось отвезти малышку в Италию, чтобы отдохнула на море. Бабушку упрашивать не пришлось: в 2008 году, когда Кристюше не исполнилось и трех лет, она подписала разрешение на выезд внучки за границу.

Мы с Куколкой впервые полетели в Геную. Помню, пришли на рынок, она спросила, указывая пальчиком на черешню: «Что это за красные шарики?» Продавщица щедро протянула Кристине горсть — просто так, бесплатно. Я ополоснула ягоды водой из бутылки и дала попробовать — девочка пришла в полный восторг. Оказывается, она никогда не ела черешни!

Начиная с 2009 года Кристина много времени проводила со мной. В Москве, где у меня квартира, помогала мама: в случае чего, если вызывали на съемки, могла посидеть с девочкой. Улетая в Италию, я часто брала малышку с собой. В конце 2010-го отвезла почти пятилетнюю Куколку к Евгении Алексеевне — думала, та соскучилась по внучке, они долго не виделись. Но бабушка неожиданно предложила, если есть желание, забрать девочку насовсем. Мы со Светой покинули квартиру соседки под сильным впечатлением. Сестра попросила:

— Только не говори, что ты все решила!

— Я жить не могу без этой малышки.

Сегодня иногда говорю при Кристине:

— Боже, спасибо тебе за такую хорошую девочку!

— Не Боженьке спасибо, а Светочке! — поправляет дочь. — Благодаря ей ты меня забрала от бабушки.

Психологи, работавшие с дочкой в Италии, выяснили, что детская память сохранила совсем не радужные воспоминания о пребывании в родной семье. Сердце сжималось от ужаса, когда слышала ее рассказы!

В какой-то момент бабушка призналась: автокатастрофа, в которой погибли сын с невесткой, — выдумка. На самом деле в апреле 2006 года, когда Кристюше было двадцать три дня от роду, отец с матерью загремели в тюрьму. Их судили за сбыт наркотиков и мошенничество. Фамилию девочка носила мамину, но Евгений фигурировал в ее свидетельстве о рождении как отец. В мае 2008-го бабушка добилась, чтобы Ингу и Евгения лишили родительских прав, и оформила на себя опеку. Она получала все положенные льготы, пособие на ребенка — четырнадцать тысяч рублей, кроме того, сдавала комнату сына.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или