Полная версия сайта

Юлия Живейнова-Феррара. Чужая родня

«Вот и все!» — мелькнуло в голове, когда здоровенный мужик сжал мое горло, пока его сообщники выкручивали руки девятилетней Кристине.

Ален Делон

Я решила забрать Куколку. С детства веду дневник, и лет в двенадцать написала: «Когда вырасту и выйду замуж, у меня будет дочка по имени Кристина, с зелеными глазами...» Пусть в цвете глаз и ошиблась, но уверена: кто-то свыше исполняет наши желания в нужное время.

Прилетев в Италию, долго не решалась начать разговор с мужем. Своих детей у нас еще не было, и Клемо очень хотел стать отцом, давно ждал, когда «дозрею». Кристина ему нравилась, он много с ней занимался, укачивал по несколько часов: Куколка росла беспокойной. Но одно дело пригласить ребенка в гости, и совсем другое — взвалить на себя ответственность за него.

Как-то вечером набралась храбрости и сказала:

— Клемо, понимаю, ты мечтаешь о своих детях, и они у нас обязательно будут. Но у Кристины нет родителей, и я хочу, чтобы она стала нашей дочерью. Пойму тебя, если решишь уйти, но девочку не брошу.

Муж ответил сразу:

— Я с тобой и в горе и в радости. Всегда мечтал о дочке!

Евгения Алексеевна отказалась от опеки, составив список своих материальных пожеланий. Моя мама сохранила этот листок, в нем есть отдельный пункт о том, что на меня ложатся расходы по ее похоронам. Я на все согласилась.

В органах опеки выяснилось: отец девочки еще в тюрьме, а мать освободилась в 2008-м — выпустили досрочно за хорошее поведение. Поразило, что Инга не делала никаких попыток пообщаться с дочкой. Органы опеки направляли письма о том, что она имеет право через суд восстановить родительские права, напоминали про ребенка и давали шанс одуматься, но Инга три года не реагировала!

В опеке мне рассказали, что проблемы с поведением у Инги проявились рано, она состояла на учете в детской комнате милиции. У этой женщины — в декабре ей исполнится сорок три — есть еще одна дочь, Элеонора. Когда родилась Кристина, а Инга угодила за решетку, девочке было двенадцать. Ее растила бабушка со стороны матери, которая, насколько мне известно, Куколкой никогда не интересовалась. Сегодня Элеоноре двадцать пять.

В феврале 2011-го я стала официальным опекуном Кристины, а в марте ей исполнилось пять. У меня уже было двойное гражданство, и теперь дочка могла проживать со мной как в России, так и в Италии. Прилетев с девочкой в Геную, сразу подала документы, чтобы оформить опекунство и по итальянским законам.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или