Барбара Брыльска: «Я живу, хотя моя жизнь оборвалась вместе с жизнью дочери...»

Снимаясь в фильме «Города и годы», я была беременна Басей. Одна русская художница долго уговаривала...

Ирина Зайчик
Барбара Брыльска и Ежи Зельник Фото: из архива Б. Брыльской
Я сама привела на съемки фильма «Фараон» своего однокурсника Ежи Зельника. Пробы фильма

Дуду я родила, можно сказать, моментально. Как назло, в приемной не работал лифт, и я вприпрыжку помчалась в родилку по ступенькам, обеими руками придерживая живот! Бедный Людвиг так испугался моего ультиматума «Смотри, не дашь наркоз — разведусь!», что заранее распорядился меня усыпить. Но не тут-то было! Когда подскочили анестезиологи, мальчик уже родился. Муж, бледный от страха, молился, чтобы врачи успели, он не сомневался, что я сдержу слово. Краем глаза увидела, как Людвиг трусливо убегает из операционной, только полы его белого халата промелькнули, а сестра кричит ему вслед: «Пан доктор, у вас сын!»

Мальчика я назвала в честь мужа — Людвигом. Близкие так же, как и Людвига-старшего, называют его Дудой. Наши приятели шутили: «Зачем вашим детям учиться? У них готовые дипломы родителей».

Как мы любили нашего Дуду! Конечно, не обошлось и без ревности Баси. Я возила детям из-за границы дефицитные в Польше бананы. Бася тут же с жадностью на них набрасывалась. Отец просил: «Оставь Дуде, он же маленький!», а она еще быстрее их уминала. Дуда обожал сестру — ждал ее прихода из школы под дверью. Она входила, брат обхватывал ее ногу и вис на ней. Бася так и ходила по комнате, таская его за собой. Когда дочке исполнилось лет тринадцать, Дуда стал ей мешать. Он до сих пор помнит, как Бася выгоняла его из комнаты.

— Так вы сдержали свою клятву развестись?

— Как сказала, так и случилось. Через полтора года после рождения сына мы разошлись, но еще одиннадцать лет продолжали жить под одной крышей. Наступил самый тяжелый период в моей жизни. Муж поставил условие: уйдет, если отдам дачу. Он прекрасно знал, что я не уступлю ему любимый дом, который сама построила и подарила себе на день рождения. Однако к его удивлению я согласилась. Коварство Людвига не имело границ — он остался и тут и там, насмехаясь: «Только корова не меняет мнения!» Я не знала, что делать! Бася уже все понимала, Дуда был еще маленьким.

Однажды в минуту откровенности пожаловалась двенадцатилетней дочери:

— Не знаю, как мы будем жить одни... Ты понимаешь, с мужчиной всегда легче! Что делать? Я боюсь!

Бася подошла ко мне и обняла.

— Я вижу, как ты страдаешь. Я готова ради тебя на все, мама!

Людвиг вел себя словно собака на сене. «Я не потерплю мужчину в доме!» — кричал он и доставал охотничье ружье, едва на пороге появлялся мой ухажер. Себе же позволял все — к нему то и дело захаживали подружки. Я признала его право на свободу, а он контролировал меня своим присутствием. Его постоянное вмешательство в мою жизнь стало невыносимым. Я поняла: если не покончу с этим — умру!

Статьи по теме

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Это интервью было лет тридцать назад в журнале «Крестьянка». Последняя фраза запомнилась. Но тогда Барбара была пятидесятилетней, а сейчас, когда ей за восемьдесят, звучит странно.

  • #
    она ничего не помнила, видимо, ей чем-то брызнули в лицо... как-то это звучит неправдоподобно

  • #
    Всем бы так любить и восхищаться собой как это делает Барбара. Зашкаливающее самомнение. Может поэтому и личная жизнь не складывалась. Настолько была занята самолюбованием,что забывала о людях вокруг. Отомстила любимому мужчине,переспав с другим-это вообще меркантильность какая-то. Назло маме отморожу уши.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще