Полная версия сайта

Владимир Юматов. Игра на повышение

При жизни Германа на «Ленфильме» господствовал его культ. Утром меня встретила помощница режиссера Ольга.

Никита Михалков

Тодоровский устраивал долгие репетиции в актерском вагончике Олега Ивановича. Подозреваю, что они были нужны не столько нам — актерам, сколько самому режиссеру, старающемуся что-то для себя понять. Я наблюдал, как Олег Иванович выдерживал эти часы в общем-то не очень обязательной для него работы — в кадре он все равно существовал по каким-то своим законам.

Под конец одной длинной трудоемкой смены отсняли крупный план с Янковским, начали снимать мой, и Валера предлагает:

— Иди, Олег, отдохни.

— Да бог с тобой! — искренне поражается тот и несколько дублей подает мне реплики, стоя за камерой.

В общении он был предельно прост, просил называть его по имени, но я так и не смог что-то переступить в себе. Любил пошутить. Ирина до сих пор вспоминает одну историю... Мы с Олегом Ивановичем только что после смены, хлопнули коньячку в его вагончике — и тут звонит моя жена. Он немедленно выхватывает у меня мобильник: «Ир, это Янковский, не могу позвать Володю — он пьяный в хлам лежит. Мы еще вчера начали, поутру я взял себя в руки, а Вовка не смог. Тодоровский уже вызвал неотложку. Сейчас капельницу ему поставят, потом мы еще немного выпьем, и он сразу вам перезвонит!»

Ирина на том конце трубки почти в обмороке. Нет, она, конечно, знала, что ее муж никогда не напивается до такой степени, но Олег Иванович по обыкновению был так чертовски органичен в лицедействе, что я поспешил вмешаться.

С прекрасным актером Димой Певцовым подружились и нашли много общего, вплоть до наших травм. «Порвался» я на съемках сериала «Хождение по мукам» режиссера Худякова, исполняя роль Тетькина. Под Пятигорском вырыли сто пятьдесят метров окопов. Перед началом съемки пожарная машина заливает их водой, чтобы образовать под ногами грязевое месиво. Сняли сцену, Константин Павлович доволен:

— Все замечательно!

Владимир Юматов

Но тут уже оператор:

— Давайте еще дубль — ветер изменился, сейчас всю гадость понесет в окопы! То-то красиво будет!

Уговорил. Снимаем. Взрывы, комья грунта летят. Ныряем с Пашей Трубинером вниз, и у меня в этой грязище нога едет. Хруст был страшный. Тут же скорая, перемотали, обезболили, с грехом пополам досняли. Только в Москве стало ясно — порвал сухожилие, без операции не обойтись. Позвонил Худякову:

— Константин Павлович, понимаю, что торможу съемки. Приму любое ваше решение.

В ответ слышу:

— Перекроим график, делай операцию и возвращайся. Ждем!

Надо ли говорить, что теперь прибегу к Худякову в любой проект, даже если у меня не будет текста.

До этого мы с Константином Павловичем уже работали на сериале «Однажды в Ростове». Сергей Жигунов, генеральный продюсер картины, категорически не хотел меня утверждать — чем-то я ему не подходил, а Худяков отстаивал свой выбор, хотя и добросовестно смотрел других актеров. В конце концов режиссер и продюсер решили, что мой персонаж — полковник КГБ Копыльцов — должен быть лысым. А поскольку меня и так довольно трудно назвать Тарзаном, то я, ни секунды не колеблясь, лишил себя последней растительности на голове. Всех это почему-то мгновенно примирило, и я был утвержден.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или