Полная версия сайта

Виктор Мережко: «Я встречался с женщинами без разбора»

«Я дал зарок: «Новую женщину в дом не приведу». Но полгода спустя случился фантастический роман с молодой девушкой...»

Виктор Мережко

«Ребята, мачехи у вас не будет. Ближе вас у меня никого нет, я никогда не приведу в дом чужую женщину...» — это я сказал моим детям, Маше и Ване, на следующий день после похорон их матери.

С Тамарой мы прожили почти тридцать лет. После нее у меня остались только две страсти — мои дети и работа. И одна полустрасть — женщины. Превратиться в настоящую страсть своим увлечениям я не позволяю и прерываю отношения, как только чувствую, что они становятся серьезными.

Я очень люблю женщин, и когда-то все было по-другому.

...Конец пятидесятых, Украина, село Русская Поляна под Черкассами. Я заканчиваю школу, Люда на год моложе, она сестра знаменитого в Русской Поляне аккордеониста Валентина Кононенко. За Людой бегает полшколы, хлопцы «нюхают след». Она настоящая красавица: статная, недоступная, с длинной, толстой косищей… Я был в себе глубоко неуверен, но все же к ней подвалил.

Первое ночное свидание у нас случилось, когда я окончил школу. Оно происходило на сеновале ее бабушки, но оба слишком сильно нервничали, и ничего не получилось. На сеновале мы провели несколько ночей. Домой я приходил с набившейся в штаны соломой, ложился спать и сквозь сон слышал, как отец говорит маме: «Шура, Люда Кононенко принесет нам кого-нибудь в подоле…»

Но мы так и остались девственниками.

А вот когда поступил в Львовский полиграфический институт, все пошло иначе. Я был любвеобилен, встречался с женщинами много и без разбора, но память о первой любви осталась светлой и чистой. У меня сохранились фотография Люды и стихи, которые она мне написала:

«Если встретиться нам не придется,

Если будет судьба такова,

Пусть на память тебе остается

Неподвижная личность моя».

Она неудачно вышла замуж и уехала в Казахстан. Вернулась в Русскую Поляну и очень рано умерла...

Во ВГИКе я вел себя нагло, пер вперед, как бизон: накачанные бицепсы, гитара, девки. В общежитии часто дрался

Поступив во ВГИК и вернувшись в Русскую Поляну, я решил собрать одноклассников. Скатерть в лесу, водка, закуска… И вдруг идет из леса совершенно опустившийся брат Люды. Попросил налить, посидел с нами, лег рядышком и уснул... Он спился и жил недолго, история их семьи печальна. А в первые годы нашей жизни в Русской Поляне сельчанам казалось, что вымрут Мережки.

«Оно» в украинском языке звучит как «воно». «Воно пошло» означает крайнюю степень неуважения. Я до сих пор слышу: «Ай-яй, ты дывысь, яки голосраньцы Мережки. Кацапня приихала. Ой, помруть мобуть. Мобуть помруть. Воно еле ходить. Що воно такэ… А Шурка ихня?.. Одна спидниця (юбка) и одна хустинка (платочек). Ой боже, шож воно такэ. А цей чоловик, чого он не работает? Ой боже…» Работы у отца, как правило, не было, и голодали мы люто.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или