Полная версия сайта

Кнея Васильева. Неуловимый папа

Из аэропорта позвонила отцу: «Я улетаю в Америку. Может, вернусь через месяц. А может — никогда... Приедешь проводить?»

Кнея Васильева (Машадо) и Пол Машадо

— О чем ты думала, подписывая документы на продажу единственной жилплощади?!

Мама опускает голову:

— Не знаю. Будто затмение нашло.

Допускаю, что папа действовал из благих побуждений. И вот во что это вылилось: квартира ушла за шестнадцать тысяч долларов! Представьте, сколько сейчас стоят сорок с лишним квадратных метров в историческом центре Питера! Увы, в те времена честные и доверчивые советские люди за копейки теряли буквально последнее.

Четыре тысячи из вырученной суммы отец отдает маме. Остальные забирает, по его словам, чтобы купить землю. Мы поселились в крошечной комнате в коммуналке — снимали у знакомой. Проходят два или три месяца. Мама звонит Василию Федоровичу узнать, как идет строительство. А тот вдруг сообщает, что его обманули. Я позвонила отцу: «Это правда, что наших денег нет?!» Он подтвердил, сказал, что пытался их вернуть, но безуспешно.

Попросила дать мне адрес этого мошенника. Продиктовал со словами, мол, не уверен, что это имеет смысл: «Но можешь попробовать, желаю удачи».

Взяла с собой пятерых крепких одноклассников. И вот мы приехали. Дверь открыла женщина, оказавшаяся женой должника. Впустила меня, не увидев друзей, стоявших за дверью. Они вошли следом. Я объяснила: «Пока ваш муж не вернет нам наши деньги, отсюда не уйдем, будем сидеть день и ночь».

Тут он вышел из комнаты. На крутого бандита не был похож. Скорее, мелкий жулик. При виде моего сопровождения, кажется, испугался. Хотя они ему даже слова не сказали. Говорила я. А может, не испугался, а просто пожалел меня. Отдал... три тысячи долларов. Всего-навсего! Сказал, что именно столько получил от моего отца. А где же остальные девять?! Но человек стоял на том, что ничего про них не знает. В рассказе «Коллекции» Васильев пожаловался, что его провели мошенники. Я и сама тогда думала, что он, как и мы, — пострадавшая сторона. Правду знает только Господь. И отец...

Ну а нам было очень тяжело, как и всем в девяностые в распавшемся СССР, считали каждую копейку. Мама устроилась в кооперативный ларек продавцом. Однажды сидела на кухне и листала газеты. Увидела объявление: в Америку требуются домработницы и нянечки. Она позвонила по указанному номеру. Ее согласились принять, сделали рабочую визу, и мама уехала в США. Через три месяца вызвала туда меня. Я покидала Россию с десятью долларами в кармане.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или