Полная версия сайта

Яна Крайнова. Мир, где можно все

Режиссер вдруг спросил: «Что бы вы сказали сегодня пятилетней Яночке?» И тут произошел взрыв — я так рыдала, что напугала съемочную группу.

Михаил Пореченков

— Что с тобой?

— Мне сказали, что папа умер.

Просто произнести «папа умер» почему-то не получилось.

— Ясно! — и налил мне стакан вина.

Тут я наконец заплакала. Тимофей проводил на поезд, попросил проводницу присмотреть, протянул недопитую бутылку. Повезло с попутчиком, простым парнем, при котором не требовалось сдерживаться, делать вид, что все хорошо. Пока добивали бутылку, я ему все вывалила. Так и скоротали ночь. В Риге меня встретил любимый человек, отвез к маме. Понимала, что ее надо поддержать, а значит, осушить слезы. Занялась организацией похорон, поминок, все должно было пройти четко. Держалась до тех пор, пока не увидела папу в гробу...

Ему исполнилось всего шестьдесят пять. Что за возраст?! Папа был гипертоником, врачи даже выдали ему специальный браслет, где был указан диагноз, чтобы в случае чего скорая могла оказать квалифицированную помощь. Естественно, отец его не носил. Он же мужчина в расцвете лет! Жил на полную катушку, ни в чем себе не отказывал. Таблетки принимал, лишь когда наступал край! Тогда глотал горсть и забывал о давлении до следующего криза. Накануне съездил в жаркую Грецию. Звал маму, но та не смогла: «У меня родители лежачие, все может закончиться в любой момент» — и отправилась в Днепропетровск. Из-за этого они даже разругались. Из Греции отец вернулся с сумасшедшей одышкой. Оказалось, серьезные проблемы с почками, потребовался диализ. Папе объяснили: ничего страшного, больница рядом с вашим домом, два раза в неделю по два часа будете лежать и решать кроссворды или читать газету. Он испытал шок и так себя накрутил, так испереживался, что в итоге все закончилось инфарктом. Ушел у мамы на руках.

Я осталась в Риге, поддерживала маму. Думала так: ну все, Яна, побыла артисткой и хватит. Теперь решай, чем будешь заниматься в Латвии, посуду мыть или квартиры убирать? Возвращаться в Москву не собиралась. И тут пишет однокурсник, что нашли сцену для нашего спектакля о поэтах Серебряного века. Я ответила: «Ребят, без меня!» Но друзья не отступили: «Нет тебя — нет спектакля. Ты что, кинешь вот так восемь человек? Возможно, мы и не заработаем больших денег, но к нам может прийти режиссер, кастинг-директор, да кто угодно. Это наш шанс!» Надавили на комплекс отличницы, и я отправилась в Москву.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или