Полная версия сайта

Венера Нигматулина. Талгат — Любовь сильнее смерти

Я долго колебалась, рассказывать ли эту историю — о Талгате, о нашей жизни. Скрывать мне нечего: те семь лет, что мы были вместе, стоят нескольких прожитых судеб.

Линда Нигматулина с сыном Альрами
AD

Хронику последних часов Талгата я восстанавливала по материалам дела. В Вильнюс Абай отправился, чтобы наказать очередного отступника по имени Валентас и отобрать у него деньги, которые должны были принадлежать «учителю». И Талгата вызвали, чтобы он в этом участвовал. Но когда дошло до разборки, мой муж принялся всех успокаивать. Он сказал: «Я против физической расправы. Всегда можно договориться». Тут жена Валентаса в приступе паники схватила шапку Талгата и бросилась на улицу. Он побежал за ней. Абай понял, что его люди растерялись, приободрившийся Валентас пригрозил милицией. Компания во главе с Абаем ретировалась. Когда муж вернулся в квартиру, где приезжие остановились, Абай сразу крикнул: «Предатель! Бейте его!» И началось избиение, которое длилось до утра. Избавьте меня от подробностей.

Вначале Талгат не сопротивлялся. Почему? Не знаю. Но мы читали книги о духовных поисках, о суфизме, о философии восточных единоборств, и там проскальзывала мысль, что физическое наказание от учителя — лучшее благо для ученика. Каждого, кто был в ту ночь в квартире, Абай заставлял бить. Но больше всех усердствовал сам. На суде спрашивали:

— Вы что, не понимали, что творите?

Адепты Абая отвечали:

— Учитель велел наказать отступника, мы не могли ослушаться.

А самый молодой добавил, что был уверен — сейчас Абай поведет рукой, Талгат снова будет жив-здоров и все сядут пить чай.

После развала Советского Союза виновники смерти Талгата были этапированы — каждый на свою родину. Ребята из Следственного комитета рассказали, что Абай умер от туберкулеза. Писали, что его закололи заточкой, но думаю, это просто слухи. Как и то, что в кругу Абая были распространены наркотики. Я была практически на всех сборищах и ни разу не видела, чтобы там что-то нюхали, курили или кололись. Был только алкоголь.

Когда Мирзабай вышел на свободу, я решила лететь в Беруни. Но мысленно поговорила с Талгатом, что делаю часто, и поняла: зачем? Мирзабай недалекого ума человечек, что он мне скажет? Убить его? Но Талгата тем самым не верну. Пускай живет. Если у него есть совесть и душа, до конца дней будет мучиться. Если нет — он просто животное. И я не поехала. Вскоре узнала, что он умер.

Когда случилась трагедия, от нас с Линдой все отвернулись. Одни от страха, другие от презрения, третьи от недоумения. Я понимала, что должна по горло загрузить себя работой, иначе сойду с ума. Пошла к директору «Узбекфильма» Шухрату Аббасову:

— Шухрат-ака, возьмите, пожалуйста, на работу.

— Да-да, мы запускаем несколько картин, там есть для тебя роли.

— Мне сейчас нечем играть. Я пустая, мертвая. Устройте куда-нибудь в группу, чтобы головы не поднимала. Хоть на хлопушку.

Но когда отношения с мамой Талгата окончательно разладились, я вернулась в Алма-Ату к родителям. В нашей жизни случалось всякое. Но я никого не осуждаю, тем более близких, и ничего кроме благодарности не испытываю. Все мы совершаем ошибки. Несколько лет назад, произнося тост на дне рождения мамы, папа сказал: «Я счастлив, что у меня родилась такая дочь, как Венера». Это было впервые! Таким образом он признал, что Талгат — достойный человек, ведь это был мой выбор. Муж наконец услышал слова, которые не прозвучали при его жизни.

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или