Полная версия сайта

Галина Яцкина. Любовь — кольцо

Так получилось, что во многом я повторила судьбу своей героини из картины «Женщины».

Галина Яцкина

У Натальи Иосифовны был нюх на талант. Табакову, например, она сказала: «Поезжай во МХАТ!» Олег был старше меня, он уехал в Москву раньше. Как-то Натали спросила:

— Что собираешься делать?

— Хотела быть артисткой. Но кто возьмет? Я же инвалид.

— Не думай об этом, — горячо возразила она. — Ты талантливая. Все будет хорошо! Советую поступать в Щукинское училище.

Я обалдела. Щукинское, наравне со Школой-студией МХАТ, было самым трудным для поступления: сто десять человек на место!

Родители были категорически против. Мама работала лифтером, папа — охранником, простые люди, далекие от искусства. Родственники подливали масло в огонь: «У Галки одна нога тоньше другой, а она в артистки собралась! И куда, в Москву!» У меня уже родилась сестренка Виолетта, она младше меня на семь лет. Я плачу, рыдаю, мама уперлась: «Ну какая из тебя актриса? Это все равно что в публичный дом!»

До экзаменов остались считаные дни. Вдруг папа как стукнет кулаком по столу: «Зина, слушай меня. Если Галя — дура, она тебе и здесь в подоле принесет. А если умная, она там состоится!» Достал из платяного шкафа двадцать рублей и протянул мне. Я схватила маленький дерматиновый чемоданчик и побежала на вокзал.

Галина Яцкина с Натальей Иосифовной Сухостав

Поезд Саратов — Москва медленно приближался к Павелецкому вокзалу. Пассажиры потянулись к выходу. Я шагнула из вагона последней. На улице темно. Куда идти? В Москве у меня никого нет. Метро уже закрыто, на вокзале ночевать стыдно. Зашла в подъезд пятиэтажки и устроилась на широком подоконнике, подложив под голову чемоданчик. Внизу хлопнула дверь. Мимо прошла женщина и с подозрением на меня покосилась. Я быстро развернула газету и углубилась в «чтение», прикрыв лицо. Представляю, что сказала бы мама: «Молодая девчонка ночью ошивается по подъездам!»

Утром достала из чемодана свое единственное нарядное платье, розовое с широким бархатным поясом на талии, переоделась и побежала на экзамен в «Щуку». Была уверена, что меня не примут из-за моего недостатка, и пошла на хитрость. Встала перед приемной комиссией в третью позицию, прикрыв здоровой ножкой больную, и прочитала отрывок из «Полтавы» Пушкина: «Спаси отца, будь ангел нам...» Я читала так эмоционально, что слезы текли по лицу ручьем. Вдруг Борис Евгеньевич Захава, ректор Щукинского училища, как стукнет кулаком по столу: «Быстро басню!» Он хотел проверить меня на переключение. Я проглотила слезы и прочитала смешную басню. Поступила с первого раза, в семнадцать лет, прямо со школьной скамьи! Как комиссия из пятнадцати человек не увидела, что моя правая нога была заметно тоньше левой?

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или