Полная версия сайта

Татьяна Говорова. Драгоценные дни

Мой муж Виктор Павлов говорил: «Помните, что семья и любовь — самое главное в жизни. Ведь так легко...

Виктор Павлов

А вскоре великолепная Прасковья Алексеевна и мужа мне подобрала, тоже на всю жизнь. С Виктором мы, конечно, уже были знакомы — этот Артист московских театров, как в шутку называли его друзья, работал как раз в Ермоловском. Несколько раз провожал меня, однажды подарил розу. Но ничего серьезного, он просто был мне симпатичен. А потом театр поехал на гастроли в Кисловодск. И начались они с неприятности. Уже на перроне наш администратор схватился за голову: «Елки точеные... Что, и Павлов приехал?»

Оказалось, он про Витю, исполнителя главной роли, совершенно забыл и не зарезервировал ему жилье. Нам раздают бумажки с адресами — кто куда заселяется. Разъезжаемся, а Витя, человек очень скромный, остается стоять с чемоданом возле пустого поезда.

Нас с Прасковьей Рыбниковой поселили к раритетной старушке — эдакому обломку былого величия в капоте с кружевами на рукавах и огромным чувством собственного достоинства. У Рыбниковой глаз черный, наметанный, она сразу заметила, что я погрустнела, и спрашивает: «А где Павлов?» Отвечаю, что непонятно теперь где, жилья-то ему не предоставили. А сама нервничаю. Юг, скучающие барышни, гастроли, минеральные и другие жидкости. Ищи потом его!

Прасковья Алексеевна тут же своим басом начинает переговоры с хозяйкой. «Мужчина? — и брови «раритета» возмущенно ползут вверх. — Только за ширму!» С невиданной для столь почтенного возраста энергией она притаскивает откуда-то китайскую резную ширму в веерах и канарейках. А Рыбникова командует: «Сейчас же иди за Павловым!» Когда я прибежала обратно на вокзал, Витя все еще стоял со своим чемоданчиком на том же самом месте. Так началась его жизнь за ширмой. Храп артиста Павлова компенсировали мое спокойствие и трехлитровая банка минеральной воды, которую он набирал для нас с Прасковьей Алексеевной с утра пораньше из источника.

Там же в Кисловодске Виктор признался мне в любви. Неподалеку от города жил его друг Чотай. Карачаевцы — народ общительный, вскоре путем знакомства с родней и друзьями Чотая мы знали почти полгорода. И начались бесконечные гости, кафе, рестораны... Однажды поехали с компанией в горы, там — шашлык и просто реки дурманного кавказского вина. Конечно, все напились, Витя танцевал какой-то безумный кавказский танец с кинжалом в зубах.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или