Полная версия сайта

Татьяна Говорова. Драгоценные дни

Мой муж Виктор Павлов говорил: «Помните, что семья и любовь — самое главное в жизни. Ведь так легко...

Виктор Павлов и Армен Джигарханян

В дочке муж души не чаял. Они и на лыжах, и на коньках катались... Нужно пианино? Будет пианино! В воскресенье я проснуться еще не успею, а они уже звонят в дверь. «Мама, мы не одни!» — пищит Сашка. Это значит, что они уже смотались на Птичий рынок и притащили или котенка, или хомяка, или щегла. Виктор был настоящим мужиком. Про жен таких говорят — за мужем живет.

Собак у нас было несколько, но ирландский сеттер Алан — отдельная история, мы все его безумно любили. Витя поначалу носил гулять крошечный комочек, который грел за пазухой, заворачивал в шарф. Потом бегал по двору с щенком-подростком, затем чинно выходил со взрослой собакой. Алану было около десяти лет, когда нашего пса настиг рак — саркома. Витя таскал его по ветеринарам, нам домой даже академики звонили его консультировать, пробовали новейшие сыворотки какие-то. Но псу становилось хуже и хуже.

Однажды я пришла из театра, а Алана нет. Витя сам, один, молча поехал усыплять нашу собаку. Подгадал, чтобы ни меня, ни Сашки не было дома. Взял ответственность и боль на себя. Потом рассказал, как Алан, которого уводили по коридору, в последний раз на него оглянулся... И этот взгляд взял на себя, он-то, с такой тонкой душевной организацией! Главное — нас оградить.

Муж во многом жил ради нас: пусть график съемок плотный, есть ночные смены, зато заработаю, принесу в дом — так он обычно рассуждал. На каком-то этапе друзья даже прозвали Витю Бухгалтером. Правда, чаще его хозяйственность выливалась в очередной фельетон. Были они на гастролях в Чехословакии. Я приехала встречать на Киевский вокзал. Все артисты разобрали свой багаж и ушли, а мой и Боря Клюев выносят какие-то коробки. Дикое количество коробок.

— Вить, а что происходит? — спрашиваю я.

— Это обувь, — многозначительно сообщает муж.

Их коммерческий план был таков: в маленьком чешском городке они с Борькой ухнули все суточные (копеечные совсем) в секонд-хенде на туфли и ботинки, намереваясь выгодно продать их в Москве. «Подзаработаем!» — обещал Павлов. Увы, в наши комиссионки их товар брать не захотели — совсем негодные туфли были. В результате Витя отдал кому-то за копейки — лишь бы забрали.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или