Полная версия сайта

Татьяна Власова. Вот такая история...

По всем каналам показывают новости: Джигарханяна, по словам его молодой жены, похитили. Потом оказалось, что он после конфликта с супругой находится в больнице...

Татьяна Власова  и Степан Джигарханян

Когда зашел разговор о перевозке вещей в Америку, Армен сказал, что надо заказать контейнер, но я подумала — зачем деньги тратить? И мы возили все необходимое в чемоданах. Каждый раз брали с собой что-то из дома. Ему надарили узбекских халатов, в них он заворачивал тарелки и другую утварь. У меня в Америке постепенно собралась целая коллекция этих халатов. Перетащили все книги.

Все шло к тому, что Армен найдет себе преемника и переедет ко мне в Даллас. Он вроде выбрал Сергея Газарова, потом они, по-моему, вдрызг рассорились. Ему было трудно нести на плечах эту ношу — театр. Помню, как Армен однажды сам за завтраком сокрушался: мол, просыпаюсь и думаю — зачем мне все это надо?! Один раз я ему сказала: «Ты актер, а не режиссер!» — он обиделся. Но сам уже и на сцену не выходил, говорил, что ему надоело, стало неинтересно. Я понимала его — столько лет одно и то же! А Цымбалюк рассказывала, что он был такой больной, что даже играть не мог, а она его, больного и несчастного, поставила на ноги и Джигарханян вышел на сцену только благодаря ей.

Наверное, Армен считал, что осчастливил меня, отправив жить в Америку. А знаете, сколько я там плакала? Оказаться в чужой стране совершенно одной! Язык я знала, училась на вечернем в инязе в Москве, но в пятьдесят семь лет устроиться на работу невозможно. У меня и здесь не было закадычных подруг, а там вообще не с кем по душам поговорить. Помню, еду на машине, а слезы по щекам льются. Мне было так одиноко! Тоска страшная, особенно в первые годы. Очень трудно было привыкнуть. Армен приезжал два раза в год. Я считала дни, когда его увижу. Мы звонками только и жили, Армен говорил, чтобы я не тратила доллары на звонки, и звонил мне чаще сам — из театра.

Степан и Армен Джигарханян

Армен Борисович десять лет подряд приезжал в США. Мы жили там активной жизнью, ходили на симфонические концерты, путешествовали, гуляли, он приходил на экскурсии, которые я вела в Музее искусств Далласа. Я там даже читала с успехом лекции о творчестве Кандинского. В американо-русском культурном центре, которым руководила Татьяна Зимакова, я писала для студентов театральные диалоги, составленные из выученных ими русских слов. Армен в Далласе не сидел как пенсионер на лавочке с котом, а занимался общественной деятельностью. Он тоже с удовольствием принимал участие в работе культурного центра. Пригласил туда советника Горбачева Мироненко, тот выступил на фестивале, ему подарили ковбойскую шляпу. Джигарханян работал в Москве, а туда приезжал деньги тратить. Армену очень нравился жаркий климат, он говорил, что Даллас напоминает ему родной Ереван. Обожал в жарищу поливать из шланга асфальт вокруг дома...

В Далласе мне очень понравился один спектакль, его поставил приглашенный режиссер местного театра Ричард Хамбургер. Я к нему подошла и предложила: «Вы не хотели бы в Москве поставить спектакль? У моего мужа есть театр. Я сейчас лечу в Россию, могу поговорить». Ричарду идея понравилась, только он хотел, чтобы с ним приехала его семья. Я рассказала Армену об этом режиссере:

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или