Полная версия сайта

Личный фотограф Леонида Брежнева: что осталось за кадром официальной хроники

Владимир Мусаэльян рассказал о политических интригах, семье и неизвестной любви генсека.

Владимир Мусаэльян с Юрием Чурбановым

Надо сказать, не всем высокопоставленным товарищам нравились эти совместные обеды с обслугой. Особенно — не сильно заботясь о том, чтобы кто-то из нас не услышал, — возмущался член политбюро Полянский: «Что это такое? Рядом с генеральным сидят какие-то врачи, медсестры, фотографы! Мы обсуждаем серьезные темы, а они слушают!»

Думаю, что нечто подобное Дмитрий Степанович говорил и Брежневу, но Леонид Ильич на это не реагировал.

Неспешные дружеские застолья в Завидово доставляли генсеку удовольствие еще и потому, что во время многочисленных поездок по стране он тратил на обед восемь минут! Первое время, не успев привыкнуть к таким темпам, я оставался голодным. Потом приноровился и даже успевал компот выпить. Привычка есть быстро осталась у меня по сей день. Домашние ругаются: «Как из голодного края, честное слово!»

Охота для Брежнева была едва ли не единственной отдушиной и возможностью восстановить силы. Охотником он был страстным. А еще — умелым и метким. Сегодня мне удивительно читать измышления его «биографов», которые пишут, что оленей и кабанов для генсека привязывали к деревьям. Ну бред же! Для настоящего охотника самый смак — выследить зверя, загнать, уложить одним выстрелом.

Брежнев никогда не стрелял в самок и молодняк, а выбирал махрового самца. Однажды в Югославии охотились на горного марала вместе с президентом страны Иосипом Броз Тито. На моей памяти это был единственный случай, когда Леонид Ильич не снял зверя первым выстрелом, а только ранил. Увидев, как егерь достает нож, чтобы перерезать маралу горло, Брежнев отвернулся и расстроенно пробормотал: «Как же я так? Это не охота, а убийство...»

В другой раз охотились в украинском Залесье. Егеря должны были выгнать на нас кабанов. Я устроился повыше на куче валежника, чтобы сделать хороший кадр. Вдруг раздался страшный топот, от которого, казалось, задрожала земля. Вытянув шею, я увидел, что на генсека мчится семейство зубров! Самец весом в тонну, самка и трое подросших детенышей.

«Леонид Ильич... — в голосе начальника охраны звучал такой ужас, что у меня по коже побежали мурашки, — вы только не стреляйте и не двигайтесь...» Зубры промчались в трех метрах от Брежнева, а у него на лице ни один мускул не дрогнул. Отыскав меня глазами на куче валежника, Леонид Ильич спросил:

— Ты снял?

— Нет.

Какое там «снял», когда я даже пошевелиться боялся — вдруг эта громадина, увидев блик объектива, кинется на нас и начнет дубасить! Мокрого места же не останется!

Потом Брежнев, вспоминая этот случай, подтрунивал надо мной: «Володя при виде зубров от страха в какой-то муравейник зарылся!»

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Спасибо за чудесную статью, искреннюю и добрую, за человеческий портрет Леонида Ильича, светлая ему память!

  • #
    Замечательная статья. Моему отцу 91 год, он ветеран ВОВ, тоже всегда говорит, что только Брежневу участники войны обязаны уважением и почетом.
  • Ольга

    #
    Интересно было узнать мнение человека, который многие годы был рядом с Брежневым. Очень хорошо рассказано, верю, что Брежнев и был таким, вне сомнений его военные заслуги. Но, хороший человек, к сожалению, не профессия. Не стала бы идеализировать то время, все-таки те 20 лет называют временем застоя. Все силы были брошены на гонку вооружений, в которую Брежнев позволил втянуть страну, а не на экономическое и индустриальное развитие страны. Да и бесконечное пополнение медалей по любому поводу в мирное время вызывало больше улыбку, чем уважение к руководителю.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или