Полная версия сайта

Личный фотограф Леонида Брежнева: что осталось за кадром официальной хроники

Владимир Мусаэльян рассказал о политических интригах, семье и неизвестной любви генсека.

Владимир Мусаэльян и Леонид Брежнев
AD

Один из водителей, Боря Андреев — человек ответственный, серьезный и практически непьющий, — как-то в свой законный выходной немного принял в компании и загремел в вытрезвитель. Начальник личной охраны генсека Александр Яковлевич Рябенко тут же отстранил провинившегося от работы. Проходит несколько дней, и Леонид Ильич спрашивает:

— А где Борис? Что-то я давно его не видел. Он не заболел?

Узнав о причине отсутствия, уточняет:

— Сколько дней прошло?

— Неделя.

— Ну и хватит. Гауптвахта закончена. Чтобы завтра был на работе.

Раз в год, десятого ноября, мы с Борей Андреевым встречаемся у могилы Леонида Ильича, поминаем его добрым словом. В начале девяностых я спросил Бориса, работавшего водителем у одного из нуворишей (новые русские считали престижным иметь у себя в обслуге тех, кто работал с Брежневым, членами ЦК и политбюро):

— Ну и как новый хозяин? Он тебя по имени называет?

— Скажешь тоже, — горько ухмыльнулся Борис. — «Ну, ты, поехали!»

Чтобы закончить «хмельную» тему, скажу: вопреки слухам и домыслам сам Леонид Ильич практически не употреблял. Во время домашних застолий, на пикнике после удачной охоты выпивал одну-две рюмки водки, не больше. После ответственных поездок в капиталистические страны Брежнев собирал в Заречье или Завидово всю команду, которая готовила визит и помогала на переговорах. Во время застолья за каждого поднимал тост и благодарил за хорошую работу. Читал стихи, пел народные и военные песни — у него были прекрасный слух и красивый голос. Сам оставался до конца вечера абсолютно трезвым, но тех, кто позволял себе расслабиться по полной, никогда не осуждал.

Чванства или, как бы сегодня выразились, снобизма в нем не было ни грамма. Помню, как в первый раз приехал в Завидово, где Брежнев любил охотиться. Гуляю неподалеку от заимки, любуюсь природой. Смотрю, ко мне направляется помощник генсека по международным вопросам Александров-Агентов:

— Володя, тебя Леонид Ильич зовет за стол!

— Да как-то неудобно.

— Это ты брось! Генеральный зовет, а ему неудобно! Пошли!

За столом вместе с Леонидом Ильичом и членами политбюро Черненко, Громыко, Гречко, Полянским сидели личный врач генсека, медсестра, адъютант, егерь. Со всеми хозяин общался одинаково радушно, следил, чтобы не пустовали тарелки, и для каждого у него находилось доброе искреннее слово. Мне, помню, сказал: «Хорошая у тебя улыбка, Володя! Как у Джона Кеннеди». Тогда же я в первый раз услышал наставление, которое впоследствии Леонид Ильич не раз повторял: «Володя, ешь побольше дикого мяса! В нем много микроэлементов!»

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




КОММЕНТАРИИ

  • 10.07.2015 14:18
    Спасибо за чудесную статью, искреннюю и добрую, за человеческий портрет Леонида Ильича, светлая ему память!

  • 10.07.2015 15:06
    Замечательная статья. Моему отцу 91 год, он ветеран ВОВ, тоже всегда говорит, что только Брежневу участники войны обязаны уважением и почетом.
  • Аватар

    14.07.2015 17:32
    Интересно было узнать мнение человека, который многие годы был рядом с Брежневым. Очень хорошо рассказано, верю, что Брежнев и был таким, вне сомнений его военные заслуги. Но, хороший человек, к сожалению, не профессия. Не стала бы идеализировать то время, все-таки те 20 лет называют временем застоя. Все силы были брошены на гонку вооружений, в которую Брежнев позволил втянуть страну, а не на экономическое и индустриальное развитие страны. Да и бесконечное пополнение медалей по любому поводу в мирное время вызывало больше улыбку, чем уважение к руководителю.

  • #createdAt#
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение


    Загрузка...

    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или