Полная версия сайта

Нико Пиросмани. Жил-был художник один

Бездомный гений превратил в персональную галерею почти весь город.

Молоканская улица

Живописца не стало, а его картины оставались разбросаны по духанам Тифлиса. Братья Зданевич, несмотря на нужду, продолжали их собирать и пропагандировать творчество открытого ими миру гениального самоучки. Нередко картины покупали на последние деньги, после чего семья сидела на воде и хлебе. Молодой Константин Паустовский, побывавший в доме Зданевичей в начале двадцатых, вспоминал, что «стены во всех комнатах, террасы и коридоры, даже кладовые и ванная были завешаны от потолка до пола необыкновенными по рисунку и краскам картинами».

К тому времени двадцатишестилетний прапорщик Чердынского полка Михаил Ле-Дантю уже погиб в Первую мировую войну. Илья Зданевич в 1920 году уехал во Францию, работал в модном Доме Коко Шанель, занимался издательским делом, дружил с Пикассо, Матиссом, Браком, Миро. Кирилл остался в Грузии, стал известным художником и написал книгу о Пиросмани. Илья был страшно зол на него за то, что передал в дар музею Грузии большую часть работ Пиросмани. Там, в Париже, он не мог понять, как можно подарить государству картины, купленные зачастую на последние деньги. Тогда как старший брат прекрасно сознавал: коллекцию все равно отберут, а так семье позволят оставить себе хотя бы крохи. И он оказался прав: когда в 1949-м Кирилла арестовали и сослали в Воркуту, выжить семье помог именно Пиросмани.

В конце марта 1969 года улицы Парижа украшали рекламные плакаты, на которых была изображена девочка в желтой шляпе и с красным шариком в руке с надписью «Нико Пиросманашвили». Шестого апреля открывалась персональная выставка грузинского гения.

Среди посетителей Лувра привлекал внимание элегантный пожилой господин, который долго осматривал все восемьдесят пять «примитивных» шедевров Пиросмани и недовольно ворчал по-русски: «Моя картина, и эта моя, и эта — тоже моя». Это был Илья Зданевич, так и не простивший брату потери их собрания. Служители заметили также, что около портрета «Актриса Маргарита» ежедневно подолгу простаивает совсем старая женщина со следами былой красоты. Приглядевшись, они заметили поразительное сходство ее глаз с теми, что на полотне. «Я и есть Маргарита де Севр», — призналась посетительница перед закрытием выставки. И позволила себя сфотографировать на фоне работы Пиросмани.

Спустя годы нищий бродячий художник обрел настоящую славу. Работы Нико, написанные дешевыми красками на простой клеенке, выставляются на престижных аукционах и оцениваются в миллионы долларов. Так, картина «Арсенальная гора ночью» стала самым дорогим лотом «русских торгов», проведенных в британской столице аукционным домом Christie’s в 2015 году: ее купили за полтора миллиона долларов.

Отыскать могилу Пиросмани так и не удалось. А символическое захоронение — кенотаф в виде строгого серого камня — находится в пантеоне деятелей культуры Грузии на горе Мтацминда.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или