Полная версия сайта

Василий Мищенко. Из породы волков

Лебешев вдруг говорит: «А знаешь, Михалков на тебя обиделся. Спросил, кто играет главную роль у Соловьева, я ответил — Мищенко. «Ну так передай Ваське, что я его никогда снимать не буду!»

Василий Мищенко
AD

Лебешев вдруг говорит: «А знаешь, Михалков на тебя обиделся. Спросил, кто играет главную роль у Соловьева, я ответил — Мищенко. «Ну так передай Ваське, что я его никогда снимать не буду!» С тех пор прошло почти сорок лет. Мы с Никитой Сергеевичем общаемся, я его очень люблю и уважаю как режиссера, но за все эти годы он так меня в кино и не снял! Сдержал «обещание».

Родился я в шахтерском поселке Шолоховский, что в Ростовской области. Свое название он получил в честь геолога, открывшего в этих краях крупные залежи угля (Шолоховский — его фамилия), а не в честь знаменитого писателя, как можно подумать.

В годы Великой Отечественной в этих местах шли ожесточенные бои, в степях осталось довольно много оружия и боеприпасов. В детстве я играл не с игрушечными «стрелялками», а с настоящими. У меня был немецкий автомат шмайсер и пистолет ТТ. Свои сокровища я прятал в сарае среди дров и разной рухляди. Однажды нагрянула милиция — наверное кто-то донес, — произвела обыск и изъяла стволы. Но привлечь к ответственности тринадцатилетнего парня оказалось невозможно, отделался легким испугом.

Жили мы бедно. Кроме меня в семье росло еще двое детей: старший брат Миша и младшая сестра Таня. Папа был каменщиком, мама — уборщицей, и они считали это за счастье, поскольку до приезда в поселок не могли устроиться на постоянную работу. Во время войны оба прошли через концлагерь на территории фашистской Германии, а это было клеймо.

Отец — из донских казаков. Рано осиротев, он много повидал в детстве и юности. В тридцатые на Дону было голодно, люди потянулись за лучшей долей в другие края. Папа отправился на Дальний Восток, устроился в порту мотористом на катерок, доставлявший корм животным. Неподалеку, на одном из островов, располагался заповедник. Однажды мужики с другого катера поделились с ним свежей корюшкой. Идет он в общежитие с кульком в руке, навстречу — трое в одинаковых костюмах и шляпах:

— Здравствуйте, что это у вас?

— Рыба.

— Где взяли?

— Ребята угостили.

— Какие еще ребята? Ну-ка, пройдемте!

Время было тяжелое. Тогда сажали за пачку соли и моток ниток. Боролись с «расхитителями социалистической собственности». И отцу дали год за эту корюшку. Но свой срок он до конца не отсидел. Началась война, и вместе с другими зэками, имеющими «легкие» статьи, его отправили на фронт, в танковую часть. В первые же дни боев под Белой Церковью она попала в окружение. Генералы бросили необстрелянных юнцов на произвол судьбы, сели в самолет и улетели со словами: «Ждите подкрепление!» Но оно не пришло.

Солдатики держались из последних сил. «И вот наконец прилетели самолеты, — рассказывал папа, — сбросили какие-то ящики. Мы думали, боеприпасы. Открыли — а там металлолом, гвозди, подковы — и поняли, что нас предали». Столкнувшись с такой подлостью, даже взрослый и сильный человек мог сломаться, сдаться в плен, стать пособником фашистов. А эти мальчишки бились с врагом всеми подручными средствами — штык-ножами, саперными лопатками и просто голыми руками. В плен их брали румыны, славившиеся особой жестокостью. Некоторых просто забили до смерти. Остальных погнали на пересыльный пункт.

Когда колонна проходила через какое-нибудь село, жители ставили на улице бочки с водой, кидали ребятам еду. Близко подходить боялись, но пытались помочь. Пленные выскакивали из строя, зачерпывали воду пилотками и бежали обратно. А некоторые бросались в толпу, и местные накидывали им на голову свой пиджак, платок или просто мешок, чтобы могли затеряться. Колонна была длинная, охранники находились на значительном расстоянии друг от друга и свой участок отслеживали только по головам в пилотках. Детали от них ускользали, и обстановка была нервная — люди кричали, собаки лаяли, — это тоже отвлекало.

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Хорошее интервью, честное. Без розовых соплей. Прямолинейный человек. И про актерскую среду высказался - талант не является гарантией успеха, а то, с кем дружишь и "другие обстоятельства". Что это за "обстоятельства" тактично промолчал. И про "иерархию". Вот и будут таланты на "обслуживании" у тех, у кого есть друзья, связи и "другие обстоятельства"

  • #
    Не понимаю, почему этот на редкость замечательный рассказ вызвал столько негативных отзывов? Все честно, по-мужски, по делу, без прикрас, стенаний и пафоса. Все описанные люди именно такие, какие они и есть в жизни. И Табаков, который сегодня отец родной, последнее пальто с себя снимает, а завтра кидает на произвол суда стаи юнцов в профессии (может, это тоже часть воспитания, чтоб хребет потом в театре не сломали?). И Волчек, которая опекает и видит тебя, пока ты нужен театру, а не из-за заботы о твоем будущем в профессии и творческой реализации? Жизнь в искусстве - это очень сложно. Руководство театром - это архисложно, потому что ты находишься в эпицентре пересечений множества интересов. Нужно иметь колоссальную волю и одновременно гибкость, чтобы держать венец над этим хитросплетенем из судеб, эмоций, амбиций, противоречий. Главное, что у Василия Мищенко, несмотря на его прямолинейность и неуживчивость, ни на кого нет обиды. Он и в самом деле принимает жизнь такой, какая она есть. Не ропщет. Наверное, это качество досталось ему от родителей. Потрясающие люди! Вот о них, а не о Тонино Гуэрра, при всем моем к нему уважении, его дочери нужно снимать кино. Чтобы знали, на ком земля наша держится.

  • #
    Ой, ладно! Просто есть Артисты, а есть вот такие мищенки. И как ты себя не самовосхваляй, ничего не изменится.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение


    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или