Полная версия сайта

Василий Мищенко. Из породы волков

Лебешев вдруг говорит: «А знаешь, Михалков на тебя обиделся. Спросил, кто играет главную роль у Соловьева, я ответил — Мищенко. «Ну так передай Ваське, что я его никогда снимать не буду!»

Рисунок Юрия Богатырева
AD

Отец спросил:

— Ну, и откуда ты явился?

— Из Москвы.

— А что тебя туда занесло?

— Я поступил в ГИТИС.

— Так ты ж уже учился в Волгограде?

— Это другое дело, высшее образование.

— Да врешь ты все!

Показал документ — смотри. Родитель покрутил его в руках и говорит:

— Мать, они же в Москве деньги печатают и таких бумажек могут нашлепать сколько угодно! Врет он все!

Отец упорствовал в своем заблуждении до тех пор, пока не увидел меня в фильме «Спасатель» Сережи Соловьева. Но об этом позже.

Это был первый набор Табакова, и какое-то время мы занимались не только в ГИТИСе, но и во Дворце пионеров в переулке Стопани, где у Олега Павловича на протяжении двух лет работала детская студия. Восемь лучших студийцев и стали костяком табаковского курса в ГИТИСе. К ним он добрал еще семнадцать студентов.

Через год Олег Павлович получил подвал в доме №1а по улице Чаплыгина, в котором когда-то располагался угольный склад, ужасно запущенный и забитый всяким мусором. Именно там рождалась знаменитая «Табакерка». Мы своими руками все разгребали, ломали стенки. Явных лидеров на курсе не было. Лелик (так мы звали своего мастера за глаза, это прозвище Табаков получил еще в молодости в «Современнике») — человек непростой и довольно жесткий, хотя на первый взгляд кажется мягким, податливым. Десять студентов выгнал без всяких сожалений: мол, ничего страшного, еще найдут себя. И это были не какие-то лентяи и бездари. Многие потом стали крупными артистами. Видимо, просто не вписывались в ансамбль. Мастер был нацелен на создание театра и искал людей, которые подходили бы ему не только по профессиональным качествам, но и по человеческим.

Надо отдать должное — Олег Павлович много для нас делал, постоянно помогал, подкармливал. Сумками носил еду. Кидал мне ключи от машины как старосте курса: «Васька, пойди принеси коробку». А там чего только не было! Девчонки тут же ставили чайник, и мы пировали в своем подвале. У нас имелась специальная комната отдыха, или «холодная», как все ее называли, где стоял электрический самовар.

Табаков и деньги давал, и помогал с врачами. В первый же день обучения в ГИТИСе после занятий повез меня к знаменитому хирургу. Видимо, заранее обо всем договорился, потому что доктор тут же сделал операцию на связках и предупредил: месяц нельзя разговаривать. А мы как раз делали этюды на органическое молчание, так что у меня оно выходило суперорганическим!

Ленке Майоровой Табаков тоже помог: у нее были серьезные проблемы по женской части. Она не сразу поступила в театральный. До этого окончила строительное ПТУ, работала изолировщицей труб и застудилась. Операция избавила от болей, но Майорова уже не могла иметь детей, и это сказалось на ее психическом состоянии, стало одной из причин депрессии. Помню, Ленка не могла спокойно смотреть на малышей, тискала их как сумасшедшая, потому что сама была лишена счастья материнства.

Майорова родом из Южно-Сахалинска, и мама часто присылала ей посылки с рыбой. Лелик очень любил лососевые брюшки. Она всегда ему звонила: «Олег Палыч, посылка пришла!» Он тут же приезжал к нам в общежитие на Трифоновскую, где уже был накрыт стол.

Теплой одежды у меня не было. Табаков заметил, что хожу в мороз в тонюсенькой курточке, спросил:

— Васисуалий, тебе не холодно?

— Нет, — соврал я.

Вскоре пришел с пакетом: «Вот, хочу подарить тебе пальто. Практически новое. Купил в Праге на гонорар за Хлестакова». Он много лет мечтал сыграть эту роль в «Современнике», но довелось только в чешском театре. Пальто было замечательное — модное, вельветовое. Какое счастье получить его, да еще от самого мастера! Как оказалось впоследствии, подарок был знаковым: один Хлестаков как будто передал эстафету другому. Через несколько лет я сыграл эту роль в «Современнике» — ученик Табакова в каком-то смысле воплотил мечту своего учителя...

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




КОММЕНТАРИИ

  • 20.02.2018 16:52
    Хорошее интервью, честное. Без розовых соплей. Прямолинейный человек. И про актерскую среду высказался - талант не является гарантией успеха, а то, с кем дружишь и "другие обстоятельства". Что это за "обстоятельства" тактично промолчал. И про "иерархию". Вот и будут таланты на "обслуживании" у тех, у кого есть друзья, связи и "другие обстоятельства"

  • 23.02.2018 13:34
    Не понимаю, почему этот на редкость замечательный рассказ вызвал столько негативных отзывов? Все честно, по-мужски, по делу, без прикрас, стенаний и пафоса. Все описанные люди именно такие, какие они и есть в жизни. И Табаков, который сегодня отец родной, последнее пальто с себя снимает, а завтра кидает на произвол суда стаи юнцов в профессии (может, это тоже часть воспитания, чтоб хребет потом в театре не сломали?). И Волчек, которая опекает и видит тебя, пока ты нужен театру, а не из-за заботы о твоем будущем в профессии и творческой реализации? Жизнь в искусстве - это очень сложно. Руководство театром - это архисложно, потому что ты находишься в эпицентре пересечений множества интересов. Нужно иметь колоссальную волю и одновременно гибкость, чтобы держать венец над этим хитросплетенем из судеб, эмоций, амбиций, противоречий. Главное, что у Василия Мищенко, несмотря на его прямолинейность и неуживчивость, ни на кого нет обиды. Он и в самом деле принимает жизнь такой, какая она есть. Не ропщет. Наверное, это качество досталось ему от родителей. Потрясающие люди! Вот о них, а не о Тонино Гуэрра, при всем моем к нему уважении, его дочери нужно снимать кино. Чтобы знали, на ком земля наша держится.

  • 20.02.2018 13:17
    Ой, ладно! Просто есть Артисты, а есть вот такие мищенки. И как ты себя не самовосхваляй, ничего не изменится.

  • #createdAt#
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение


    Загрузка...

    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или