Полная версия сайта

Рафаэль Санти. Ничего, кроме любви

Великий итальянец не дожил до сорока, но оставил после себя множество шедевров. Можно ли поверить, что своих мадонн живописец писал с женщины, чья жизнь весьма далека от библейского сюжета?

Зал Галатеи на вилле Агостино Киджи

К тому моменту, когда племянница Бернардо Биббиены поселилась в Риме, о Рафаэле и молоденькой булочнице из района Трастевере уже начинали судачить. Якобы он сманил девицу из отцовского дома, пока родитель был в отъезде. Когда же вернувшийся пекарь призвал художника к ответу, тот заплатил огромные отступные и поселил Маргариту в своем новом двухэтажном доме на Виа Джулия — той самой, где жила любовница Киджи. Больше того: деньги на покупку дома дал ему все тот же Агостино и купчая составлена так, чтобы половина дома считалась имуществом Маргариты.

Разумеется, обо всех этих слухах Биббиена был отлично осведомлен. Но кто смолоду не совершал глупости? Используя свои связи в курии, он навел справки, желая удостовериться: не перешел ли Рафаэль пределы разумного, не заключил ли тайный брак со своей булочницей? А поняв, что о браке речи не идет, решил все же устроить встречу своей племянницы и художника.

Нет, торопить события папский библиотекарь не собирался. Марии, выросшей в провинции, еще предстоит освоиться в столице, научиться изящным манерам, отшлифовать латынь и искусство ведения беседы. Пусть пока племянница готовится к роли жены, ее будущий муж тешится в объятиях своей пекарши. Что она может дать ему кроме объятий и красоты, которая скоро поблекнет от времени, обид и тоски по несбыточным надеждам? Говорят, Маргарита даже из дому не выходит, опасаясь пересудов. Хитрец Киджи, видно, думает, что подсунув художнику эту девчонку, сможет привязать к себе папского любимца? Но мы еще посмотрим, кто кого... Представляя, как обскачет ушлого банкира, Бернардо хитро улыбался.

...Нотариус поставил на длинном свитке последнюю точку и поклонившись, протянул перо больному. Собрав остатки сил, тот расписался. Следом подписи поставили свидетели, все это время скромно сидевшие на табуретах в углу. Стряпчий запечатал свиток, не спеша сложил перья и чернильницу в кожаный дорожный ларчик. Что ж, сегодня он помог еще одному смертному уладить свои мирские дела. А значит, день прожит не зря.

Выходя из комнаты, он мельком бросил взгляд на фигурку, прятавшуюся в тени портьеры. Опухшие глаза, судорожно прижатые к груди руки... Нет, своей дочери он никогда не пожелает такой судьбы, как у этой девицы. Даже за те премногие земные блага, которые оставил ей сегодня Рафаэль Санти.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или