Полная версия сайта

Рафаэль Санти. Ничего, кроме любви

Великий итальянец не дожил до сорока, но оставил после себя множество шедевров. Можно ли поверить, что своих мадонн живописец писал с женщины, чья жизнь весьма далека от библейского сюжета?

Виллуа Фарнезина

Биббиена понимающе усмехнулся. Он знал, где планирует скоротать вечер художник: конечно же у Агостино Киджи. Дальновидный банкир, сразу понявший, что дружба со стремительно входящим в славу живописцем ему полезна, всячески привечал Рафаэля. Киджи строил виллу за Тибром и мечтал, чтобы Санти украсил ее своими фресками. Он собирался поселить на вилле любовницу, куртизанку Лукрецию Коньяти, известную в Риме под именем Империя. Не так давно Лукреция, хранившая верность Киджи, подарила ему дочь. Банкир много лет оставался бездетным вдовцом, и появление ребенка, пусть даже незаконнорожденного, было для него огромным счастьем, за которое он и пожелал отблагодарить Империю. Эта женщина стала не просто содержанкой, а искренним другом и преданной помощницей. Образованная, умная, наделенная немалым дипломатическим талантом, она собирала в своем доме интересных и влиятельных людей, давая Киджи возможность пообщаться с ними в уютной гостиной. Бернардо и сам иногда бывал там, чтобы поддерживать выгодные знакомства.

Итогом беседы с Рафаэлем папский библиотекарь остался доволен: художник явно не прочь заиметь супругу. И если ее порекомендует такой надежный человек, как Биббиена... В семье его старшего брата как раз подросла дочка. Не писаная красотка, но миленькая. При том небольшом приданом, которое смог собрать отец, выдать девушку замуж за высокородного господина может и не удастся, но художник, пользующийся покровительством самого папы, — нехудший вариант. А Бернардо сможет извлечь из этого родства немало выгод. В тот же вечер папский библиотекарь написал брату: пусть передаст дочери, что римский дядюшка приглашает ее в гости.

Агостино Киджи, к которому отправился Рафаэль, тоже пребывал в отличном настроении: новорожденная и ее мать чувствовали себя прекрасно, дела шли отменно, а значит, он сможет отделать свое новое палаццо со всей возможной роскошью. Закончив хлопоты в конторе, Киджи предложил Рафаэлю прогуляться, поглядеть на будущую виллу, а по дороге навестить пекаря, которому банкир помог в трудную минуту. Они оба были из Сиены, и Агостино гордился своей отзывчивостью к нуждам земляков: «Его фамилия Лути. Оказался родственником некоего заговорщика и был вынужден бежать из родного города. Я помог купить маленький домик на западном берегу Тибра. Хочу посмотреть, как он распорядился моим покровительством, — и добавил, лукаво глядя на Рафаэля: — Кстати, у булочника очаровательная дочь». Художник улыбнулся: забавно, сегодня все, будто сговорившись, хотят его сосватать. Что за удивительный день?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или