Полная версия сайта

Инесса Перелыгина-Владимирова. Поздняя любовь

Рассказ вдовы Игоря Владимирова: «Врачи поставили условие — никому ни слова, особенно Алисе Фрейндлих».

Ирина Шмелева

В один прекрасный день Игорь Петрович решил, что должен увидеть меня в полноценном спектакле, и нагрянул в Таллин. Я о его планах знала, но в театре никому ничего не сказала. Наивная! Сегодня понимаю, что могла родное руководство о-го-го как подставить! Ведь Владимиров — театральная легенда, народный артист СССР, один из первых режиссеров страны. В день, когда он должен был прийти на спектакль, я буднично попросила: «Надо бы Владимирова хорошо посадить. Не дай бог, опозоримся».

Режиссер Гриша Михайлов схватился за сердце, все вокруг забегали. После спектакля Игорь Петрович прошел за кулисы. Познакомился с директором театра и объявил, кивнув в мою сторону:

— Хочу забрать у вас эту артистку.

— Что за нее даете?

— А что хотите?

— Думаю, на мешке картошки сойдемся.

Посмеялись. Поди разбери, зачем он приезжал — только ли в поисках очередной артистки? В день показа в Ленинграде всегда просил остаться до вечера. Ему было любопытно поговорить, нравилось мое ощущение жизни. Однажды зазвал к себе домой, а когда уходила, вызвался проводить до метро. На прощание его чмокнула, на щеке осталась помада. Я смутилась:

— Ой, давайте сотру!

Он мечтательно закатил глаза:

— Интересно, сколько времени продержится этот след?

Конечно, я понимала, что нравлюсь ему. Но Игорь Петрович был из тех мужчин, которые вспыхивают мгновенно, любой привлекательной женщине готовы сказать: «Люблю!» Мы долго хороводились, поэтому какие-то его признания всерьез я не воспринимала. И в мыслях не держала, что может произойти нечто большее. Напротив, собиралась замуж, причем за питерца. Даже объявила Владимирову, что если все-таки примет меня в театр, с проклятой пропиской — тьфу-тьфу-тьфу — проблем не будет.

Так или иначе, в тот раз в Таллине состоялся уже пятый мой показ. Неудивительно, что смотрины поднадоели: сколько можно кататься туда-сюда? Подумала: гори все синим пламенем! Меня звал в труппу Евгений Симонов, у которого тогда был свой театр. И новый, 1993 год я справляла в Москве у подруги, которая работала в «Сатире» и жила в общежитии. Первого января там раздался звонок от Владимирова. Как меня разыскал? Если он чего-то хотел, мог достать любого буквально из-под земли: всюду имелись «свои» люди.

Игорь Петрович спросил:

— Почему отмечаешь Новый год не со мной?

Я опешила:

— А должна?

— Ты нужна... театру.

Я нужна... театру... Я даже не хихикнула. В голове — ни одной мысли. Звонок показался какой-то глупостью, ерундой. Зачем это все? Но подружки меня собрали и отправили в Питер.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или