Полная версия сайта

Азарий Плисецкий. Ураган по имени Майя

В молодости она была очень своенравной, безрассудной, вспыльчивой и упрямой. Не женщина, а стихийное бедствие!

Роберт Кеннеди

— Не знаю, что делать, уже не осталось чистых рубашек.

— Так давай я тебе постираю! — сказала Майя.

— Ты?! — совершенно искренне удивился я.

— А что в этом такого?

И постирала — в раковине, своими божественными руками. Казалось бы — ерунда, а я был очень тронут и запомнил этот случай на всю жизнь.

Гастроли были удивительные. Каждый день мы совершали какие-то открытия и чувствовали себя так, словно попали на другую планету. У одного из наших музыкантов после посещения нью-йоркских магазинов «поехала крыша». Он потребовал отправить его в Москву! Говорили, что беднягу добило посещение Macy’s — знаменитого универмага на 34-й улице. Это одна из главных достопримечательностей Нью-Йорка.

Майя, кстати, в Macy’s тоже впала в прострацию и забыла обо всем. Произошло это перед спектаклем «Лебединое озеро». По пути в театр мы проходили универмаг, и она предложила заскочить «на минутку». В результате минутка растянулась часа на полтора. Мы чуть не опоздали. Я еле увел сестру из магазина.

Майя обожала делать покупки. Ее возбуждал сам процесс. Объектом интереса могли стать самые разные вещи — от женского белья до игрушечных автомобильчиков. Это увлечение не было связано с советским дефицитом и сохранялось всю жизнь. Даже в последние годы, когда Плисецкая жила в благополучной Германии и была очень обеспеченным человеком, она все так же зависала в магазинах. Могла зайти в хозяйственный за отверткой — и теряла ощущение времени, начинала выбирать вторую, третью, чуть поменьше, побольше. Потом эти вещи, как правило, оказывались ненужными, потому что были куплены спонтанно.

Нечто подобное происходило с обувью. Майя любила красивые туфли и сапоги и могла купить все, что ей нравилось, но как у большинства балерин у нее были больные ноги, с «косточками». В магазине она не могла оценить удобство той или иной пары, ведь делала в ней всего несколько шагов. Потом выяснялось, что носить ее невозможно, и очередная обновка отправлялась в шкаф.

Одевалась Плисецкая модно. Ходить с ней по бутикам было сущим наказанием, красивые наряды она могла мерить часами. А к драгоценностям относилась достаточно спокойно. Периодически их теряла. Однажды сняла с себя в кабинке замечательное колье, в центре которого была буква «М» в оправе из бриллиантов. Закончив примерку, оделась и ушла, забыв об украшении, висевшем на крючке. Спохватилась уже дома, но горевать по потерянным бриллиантам не стала: «Ну и ладно. Как говорится, чтобы не было в жизни большего горя...»

После гастролей в США я получил предложение поработать на Кубе. Незадолго до этого там побывали артисты Большого театра, и легендарная балерина Алисия Алонсо обратилась к ним с просьбой прислать кого-нибудь из Москвы, чтобы поддержать Кубинский национальный балет. Он переживал тяжелые времена.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или