Полная версия сайта

Екатерина Лиепа. Конец сказки

«Он схватил меня за плечи и тряхнул так, что в шее что-то хрустнуло. Это был не Андрис, а какой-то другой человек».

Екатерина Лиепа, Марис Лиепа

Он схватил меня за плечи и тряхнул так, что в шее что-то хрустнуло. Я испуганно вскрикнула, а он прорычал в гневе: «Я тебя когда-нибудь убью!» Это был не Андрис, а какой-то другой человек…

— К атя, известие о том, что ваш брак с Андрисом Лиепой распался, вызвало много пересудов. Вы казались идеальной парой.

— Да, мы долго делали вид, что у нас все хорошо. Только близкие друзья знали правду и спрашивали:

— Катя, почему ты не разведешься?

Андрис тебя ни в грош не ставит. Зачем такой муж?

Я отмахивалась:

— Что вы? У нас же семья! — а сама давно уже в одиночку решала все проблемы.

Наш брак трещал по швам, но я цеплялась за воспоминания и не до конца изжитые иллюзии и отказывалась признать то, что было очевидным. Слишком сильно любила Андриса когда-то, слишком много душевных сил вложила в наши отношения. Мы были вместе около двадцати лет. Пятнадцать прожили в официальном браке. И до этого довольно долго встречались, познакомившись в легендарной «Мариинке». Тогда она еще называлась Государственным академическим театром оперы и балета имени Кирова. Я пришла туда сразу после окончания Академии Русского балета имени Вагановой, в восемнадцать лет.

Меня и еще нескольких девочек взяли в кордебалет. Позже я стала солисткой. Это была большая честь. В то время балетная труппа Кировского театра считалась, пожалуй, лучшей в стране и одной из лучших в мире.

Руководил ею замечательный балетмейстер и хореограф Олег Виноградов. Он делал ставку на красивых и высоких балерин. У нас в кордебалете все девочки были модельных параметров, выше ста семидесяти сантиметров. Мой рост, к примеру, сто семьдесят пять.

Мне повезло: я сразу попала в основной состав и все время танцевала — и небольшие партии, и довольно крупные. Это был каторжный труд. В десять утра — класс, потом сразу репетиция кордебалета. После нее небольшой перерыв на обед и опять репетиция, уже сольная.

Жили мы по советским меркам шикарно. Мой отчим Борис Рацер был одним из немногих литераторов — официальных миллионеров

А вечером — спектакль. Но я не жаловалась. С детства мечтала о сцене и была готова к такому графику. В училище тоже пахала с утра до ночи.

Мама, Татьяна Катковская (до замужества я носила ее фамилию), мечтала, что пойду по ее стопам. Она была двукратной чемпионкой Москвы по фигурному катанию и звездой Московского балета на льду, заслуженной артисткой РСФСР. Снималась в кино. Я не хотела заниматься фигурным катанием, просила отдать меня в балет. Пошли к маминой знакомой Нине Абалимовой — уникальному балетному педагогу. Она посоветовала поступать в Вагановское. И мы с мамой отправились в Ленинград.

После благополучного поступления я как иногородняя должна была поселиться в интернате.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или