Полная версия сайта

Мария Лиепа: «Отец был ранен предательством близких»

Его жизнь стала тайной для всех. Никто не подозревал, что Марис живет у гражданской жены и у него растет дочь Маша.

О том, что блистательный танцовщик Марис Лиепа был вынужден уйти из Большого театра ради своих детей, знали только посвященные. Его жизнь после этого стала тайной для всех. Никто не подозревал, что Марис живет у гражданской жены и у него растет дочь Маша. После стольких лет молчания Евгения Шульц и Мария Лиепа решили наконец рассказать о том, как это было...

Мария Лиепа: Этот день я запомнила навсегда. Мне всего девять лет, у меня только что умер папа.

Мы с мамой переезжаем на другую квартиру. Вокруг голые стены, вдоль стен — вереница чемоданов с вещами. Вдруг звонок в дверь. Я осторожно выглядываю из комнаты и вижу стоящих на пороге двух незнакомых женщин. «Здравствуйте, — официально поздоровалась с мамой одна из них. — Это адвокат нашей семьи. Мы пришли описывать наследство моего бывшего мужа Мариса Лиепы».

Я быстро юркнула обратно в соседнюю комнату и затаилась как мышка. Посетительницы, видимо, решили, что они с мамой в квартире одни. В щелку вижу, как элегантно одетая дама ходит по комнате и повелительно показывает на предметы пальцем: «Я заберу это! Это! И это!» Вдруг она задержалась у одного из чемоданов — старого, всего потертого и без замков: «Это чемодан Мариса. Я его возьму!» «Ради бога», — спокойно ответила мама.

Потом незнакомка взяла со стола словарик английского языка: «И это тоже». Но когда очередь дошла до видеомагнитофона, я не выдержала и выскочила из комнаты: «Не трогайте! Это мой папа мне подарил!» Мы так любили с ним, обнявшись на диване, смотреть в сотый раз «Розовую пантеру». И вдруг кто-то забирает мою вещь!

Евгения Шульц: После похорон Мариса к нам заезжал его сын Андрис, я ему предложила: «Забирай все, что хочешь, на память об отце». Он взял только пленки с его выступлениями…

А потом состоялся этот визит бывшей жены Мариса. Увидев одни голые стены, она не могла скрыть своего разочарования. Вероятно, надеялась обнаружить здесь сокровища, антиквариат и редкие иконы, о которых ей рассказывали наши общие друзья.

Когда она на минутку вышла из комнаты, адвокат шепнула: «Мне вас такой тигрицей расписали! Я шла сюда как на бой!» «Тигры там!» — кивнула я в сторону ее клиентки.

Перед уходом Маргарита стала упрекать меня, что это я виновата в их разводе с Марисом.

— Неправда. Он от вас ушел не ко мне. И ко мне он пришел не от вас!

— Но ведь Маша родилась, когда мы были женаты!

— А разве моя дочь кому-нибудь мешала?

В ответ она промолчала…

…В Большой театр я пришла работать в 69-м. После окончания Технологического Института легкой промышленности меня распределили в мастерские по пошиву сценических костюмов, и я сразу же попала на восстановление балета «Спартак».

Евгения Шульц  с дочерью Марией Лиепой

Мне поручили заниматься старыми костюмами Красса, которого танцевал премьер Большого — Марис Лиепа.

Великолепные костюмы Красса нужно было повторить до мельчайших подробностей. И я, не долго думая, взялась за дело: разложила плащ на ткани, отпорола подкладку и принялась кроить. Когда это «кощунство» увидел художник спектакля Сулико Багратович Вирсаладзе, он ужаснулся: «Деточка, что ты делаешь?!» Я молча опустила глаза, а он продолжал орать: «Вы кому отдали костюмы Красса? На такую ответственную работу поставили новенькую!» В общем, орал-орал, а потом выскочил из комнаты. Тут я увидела за его спиной Мариса Лиепу и обмерла: «Ну, сейчас еще и от этого влетит!»

А он неожиданно сказал: «Не расстраивайся. Мы с тобой все исправим». И стал спокойно объяснять, каким должен быть костюм его героя.

С этого момента он взял надо мной шефство. Приглашал на все свои спектакли, водил на московские премьеры, советовал, какие книги по истории костюма почитать…

Наша дружба продолжалась почти восемь лет. Почему он меня выбрал? Не знаю…

Наверное, при всей многочисленности окружения ему некому было излить душу, довериться. А передо мной не надо распускать крылья, завоевывать, очаровывать, ухаживать. Никаких намеков на близкие отношения: у него текла своя жизнь, довольно бурная, с многочисленными романами, а у меня — своя, я была влюблена в одного парня.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или