Полная версия сайта

Наталия Мазец. Я научилась ждать

Когда Андрей ушел, многие стали говорить, что замечали на его лице печать рока. Если она и была, то появилась уже в Москве — городе, с которым мы связывали надежды на счастливое будущее.

Андрей Болтнев

Все изменилось после приезда Виталия Черменева. Еще в Майкопе я прочла о нем статью в журнале. Он возглавлял Русский драматический театр в Таллине. И я буквально заболела мечтой когда-нибудь попасть к нему. Но как? И вдруг Черменев сам появился в Новосибирске и три-четыре сезона проработал главным режиссером «Красного факела». На доске объявлений сразу же появилось пять или шесть новых распределений на роли. Но мужа перемены почти не коснулись.

Дело в том, что в театре уже сложилась своя иерархия. Ведущим актером был Владлен Бирюков, он и играл все главные роли. Черменев прекрасно относился к Болтневу, но кроме главрежа существовал еще худсовет. Однажды Виталий шепнул Андрею в кулуарах:

— Подавай заявку на Джордана.

На что тот ответил:

— Я никогда заявок не подавал и не буду.

И все-таки роль Роберта Джордана в спектакле «По ком звонит колокол» в постановке Черменева Андрей получил, а я играла Марию. На репетициях Черменев говорил Андрею: «Ногу на пенек надо ставить так, чтобы все женщины в зрительном зале понимали — это настоящий мачо». А мне пояснял: «Каждая ресничка, каждый пальчик должны работать на то, чтобы все мужики в зале мечтали об этой девушке». И наша пара именно такую реакцию у зрителей и вызывала.

Следующей ролью Андрея стал Федя-Мефистофель в спектакле «Святой и Грешный», которую он играл в очередь с Владленом Бирюковым. Партнерами мы с Андреем были всего раза три, потому что по амплуа я лирическая героиня, а он — социальный герой. Гораздо позже, в «Снегурочке», где Андрей был Мизгирем, а я — главной героиней, поцелуи у нас были самые что ни на есть настоящие, а не просто хорошо сыгранные. Дело в том, что в это время во мне уже жила Машенька.

Однажды в «Красном факеле» появился ассистент режиссера Алексея Германа и взял из портфолио театра несколько фотографий мужа. Мы никакого значения этому не придали. Люди с киностудий приезжали и раньше, брали снимки, обещали перезвонить. И вдруг Герман вызывает Андрея на пробы к фильму «Мой друг Иван Лапшин». Худсовет «Ленфильма» никак не хотел утверждать никому не известного актера, но Герман поставил ультиматум: «Болтнев и никто другой». Конечно, мы и предположить не могли, что этот фильм принесет Андрею славу и Государственную премию имени братьев Васильевых.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или