Полная версия сайта

Наталия Мазец. Я научилась ждать

Когда Андрей ушел, многие стали говорить, что замечали на его лице печать рока. Если она и была, то появилась уже в Москве — городе, с которым мы связывали надежды на счастливое будущее.

Николай Захарович, отчим Андрея Болтнева Нина Константиновна Болтнева

Мама жениха купила нам обручальные кольца, и через десять дней нас расписали. Благодаря связям Нины Константиновны нам не пришлось ждать два месяца. На свадьбе, которую Андрюшины родители устроили у себя, гуляла вся труппа. Надо сказать, свекровь моя была человеком незаурядным и знаменитым в своем крае. Я сразу дала ей меткое прозвище «бандерша юга», которое всем понравилось.

Нина Константиновна преподавала домоводство в школе, а в прошлом была неоднократной чемпионкой по мотокроссу. Кругом у нее были связи: от маникюрш и парикмахеров до директоров магазинов. Дома устраивались бесконечные посиделки с приятельницами и обсуждения новых нарядов и рецептов пирогов. Летом она сдавала комнаты отдыхающим. Ежегодно у нее гостил главный режиссер майкопского театра. Болтнев, собственно, и появился у нас благодаря этому обстоятельству. Мама, пользуясь знакомством, перетащила его из Уссурийска к себе поближе. А на Дальний Восток Андрей, не успев окончить театральное училище в Ярославле, уехал вслед за режиссером, посулившим главные роли.

Медовый месяц мы провели в Сочи. Я рассказала мужу о своей недавней несчастной любви, а он в ответ предложил: «Хочешь, свожу тебя в Севастополь?» Я не сразу поняла, зачем это нужно, но согласилась. Мы погуляли по городу, Андрей показал мне Театр Черноморского флота, где служила его бабушка, заслуженная артистка РСФСР Нина Иртеньева. Так прошлое окончательно отпустило меня и все заполнил собой Андрей.

После гастролей в театре появился новый главный режиссер. Отсмотрев репертуар, он вызвал меня к себе и сказал, что дает роль Царицы в спектакле «Василиса Мелентьева», а потом как бы между прочим завел разговор «по душам»: «Зачем вы связали свою жизнь с Болтневым? Я его знаю, он нигилист, у него нет ничего святого!» Что он подразумевал? Может то, что Андрей имел обыкновение говорить вслух все, что думает. И в Уссурийске, где пришлось играть в основном правильных коммунистов, за эти высказывания его не раз вызывали на ковер. Но Болтнев никого и ничего не боялся. Мог, например, зайдя в магазин и оглядев пустые полки, громогласно назвать вещи своими именами, высказавшись в адрес советской власти. Никаким нигилистом он не был — просто прямым человеком.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или