Полная версия сайта

Екатерина Зинченко. Я из Одессы, здрасьте!

По сценарию нам с Соломиным-Ватсоном предстояла сцена долгого поцелуя. Съемочная группа, зная, что...

Екатерина Зинченко

Родители узнали о моих планах и подпольной подготовке к их осуществлению лишь после того, как я окончила вечернюю школу. Спасибо им: они всегда поддерживали, ни разу не сказали нет. И потом — я же не бросила институт, а все тщательно продумала и застраховалась от неудач. Папа с мамой дали денег и пожелали успеха.

Оказавшись в Москве, я две ночи спала на скамейке в аэровокзале. К своему знакомому идти не хотела, подсознательно понимая: меня там не ждут. К счастью, в институте познакомилась с девочкой-абитуриенткой, снимавшей комнату у какой-то бабушки. Она-то и разделила со мной единственную раскладушку. Оно ей надо было — ухудшать и без того скромные жилищные условия? Мне повезло встретить доброго, отзывчивого человека.

Поступать я приехала в джинсах с засунутыми в карман ста рублями. «Ты с ума сошла?! — сказали ребята. — В брюках нельзя идти на экзамен». Я поймала девчонку в юбке, уже прошедшую испытание, и попросила: «Давай поменяемся». Отдала ей джинсы с деньгами в кармане. В принципе, она могла бы уйти, но нет — вернула все в сохранности.

Прослушивание проходило в танцевальном зале. Снаружи здания крепилась пожарная лестница, в ожидании очереди я забралась по ней и стала заглядывать в аудиторию. Один из педагогов — лысенький дяденька — заметил меня в окне.

«Здрасьте!» — кивнула я ему.

А он рукой махнул, мол, чего ты там делаешь, давай заходи через дверь.

Перед тем как начать читать, произнесла вступительное слово:

— Я хочу вам показать пантомиму. Удобнее это делать в джинсах. Но мне сказали, что вы смотрите ноги, поэтому я переоделась. За дверью девочка стоит, она в моих брюках, а я в ее юбке. Вы посмотрите на мои ноги, вот они какие — длинные и красивые. А теперь можно я обратно в джинсы переоденусь?

— Ну идите, переодевайтесь, — согласился дядечка.

Вернувшись, я стала показывать сказки Феликса Кривина: «Если бы я был горностаем... если бы я был волком... если бы я был обезьяной...» И так далее. Я залезала на стул, под стол, лежала на полу, прыгала. Потом читала басню и в завершение стихотворение о том, как муж бросил жену. В финале расплакалась: эмоциональной была девочкой.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или