Полная версия сайта

Александр Стефанович. Автограф

Откровенные истории о Зурабе Церетели, Лени Рифеншталь, взаимоотношениях Лидии Федосеевой и Шукшина.

Владимир Высоцкий и Марина Влади

Через несколько дней создание портрета Насти подошло к концу. Зураб отступил на пару метров от мольберта, прищурил глаза и удовлетворенно произнес:

— Ну вот, кажется, получилось! Отдам на выставку в Манеж. Потом покажу в Париже.

Вся наша съемочная группа собралась у законченной работы. Только Настя продолжала стоять по ту сторону холста. Она была единственной, кто не видел, что же в итоге вышло. Каждый день после позирования девушка скрывалась за ширмой, одевалась и уходила из студии.

— Зураб Константинович, — робко попросила она, — можно мне тоже взглянуть?

Мэтр рассудительно произнес:

— Вообще-то художники обычно не показывают натурщицам свою работу, но ты так старалась, столько часов выстояла... Можешь посмотреть.

— Быстро, камеры в руки! — шепнул я операторам. — Лицо Насти крупно снимайте! Лицо!

Она накинула халатик и, трепеща в ожидании чуда, подошла ближе. Взглянула на холст, и внезапные слезы брызнули из ее глаз.

— Нравится? — спросил президент Академии художеств Церетели.

— Да-а-а... — дрожащими губами прошептала Настя и бросилась к двери.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или