Полная версия сайта

Валентина Леонтьева. Всехняя мама

О знаменитой тете Вале вспоминает Людмила Туева, подруга и соратница, та, перед кем телеведущая не скрывала своих эмоций.

Особняк и Александра Пороховщикова

— Я предложил Ире расстаться. А она в ответ: «Наложу на себя руки, и ты будешь повинен в моей смерти». Да я уже привык. Она мне как дочка...

Эта девочка, на двадцать три года моложе мужа, выполнила бы угрозу — любила его безумно, до самоотречения. Но при этом особенно о нем не заботилась, не умела готовить и не стремилась научиться. Шалвович сам заведовал кухней. Больше всего любил соленые огурчики и краковскую колбасу. Диеты не придерживался, несмотря на сахарный диабет. У него открылась трофическая язва. Жуткое зрелище — он мне показывал. Я приготовила тыквенный настой, советовала пить. «Да не поможет мне, Люда, уже ничего, сахар-то зашкаливает», — вздыхая, говорил он.

Тем не менее он за мной приударял, глаз горел, но я ему всегда отвечала:

— Шалвович, ты не мой тип. Мне нравится Георгий Тараторкин.

— А еще я твоего мужа очень уважаю, — добавлял он.

Да, это правда. Уважал, дружил, поддерживал. Помню один показательный случай. Я попросила Пороховщикова приехать на презентацию книги моего супруга «Угреша Дмитрия Донского». А накануне на Александра Шалвовича, бывает же такое, упала железная крыша от гаража-ракушки. Перелома не было, но ушиб был очень серьезным.

— Не смогу, наверное, — засомневался он, — очень плохо себя чувствую. Боль адская.

— Ну пожалуйста, — настаивала я, — попробуй. Анна Николаевна Шатилова вот согласилась, подъедет.

И что вы думаете? Он в этом ужасном состоянии приехал, выступал сидя на стуле, но говорил прекрасно, публика была в восторге. Мне до сих пор стыдно, когда вспоминаю об этом, — зачем просила? Не все можешь вовремя понять, оценить...

Я возила фильм Пороховщикова «Цензуру к памяти не допускаю» во Францию, в город Онфлер, на Фестиваль российского кино, рассказывала о нем, о его деде и по просьбе организаторов читала стихи Есенина. Когда закончила выступление, ко мне подбежали восторженные французы. Думала, их впечатлила поэзия, но оказалось другое. «Вы были очень сексуальны!» — транслировал мне переводчик их отзывы. «Радуйся, у французов это лучший комплимент», — прокомментировал Владимир Меньшов.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или