Полная версия сайта

Иван и Наталья Краско. Подарок судьбы

Первое эксклюзивное двойное интервью знаменитого актера и его молодой жены.

Иван и Наталья Краско

Сложно понять, когда я влюбилась в Ивана Ивановича. Это чувство постепенно выросло из другого: нежности и желания позаботиться о нем. Вот приходит человек в театральный зал. Ты знаешь, что он одинок, приносишь ему чашечку кофе, чистую пепельницу, помогаешь надеть пальто, подаешь шляпу, подворачиваешь воротничок... И чем чаще это делала, тем больше возникало смелости и откровенности между нами. Я стала привязываться к нему. Было неважно, как на меня посмотрят однокурсники, потому что никто даже представить себе не мог, что между нами появится что-то серьезное и создастся семья. И я тоже не думала и не рассчитывала на это, помогала от души. Искренне люблю заботиться о людях, и если чувствую, что кто-то действительно нуждается в помощи, не пройду мимо. Мне же это ничего не стоит — а человек будет спасен.

Конечно, поняв, что влюбляюсь, стала себя останавливать: «Господи, как это возможно?! Он же старше на целую жизнь». А подруга Аня говорит: «Да что такого? У него жена была молодая. Какая разница, если человек любит?» Но я не знала, есть ли у меня шанс на взаимность, хотя мы стали чаще встречаться. Помню, был поворотный момент: я репетировала с другим мастером, с Лосевым. Вдруг вошел Иван Иванович, направился прямо к сцене и поцеловал меня в губы... Как бы приветственным поцелуем. И прошло-то всего три секунды, а в моей голове это длилось вечность! И все вокруг поплыло, как в замедленном кино.

Потом мы читали Бродского, я показала ему свои стихи, он похвалил. А еще мы много репетировали, у меня была главная роль в его спектакле. Это оказалось сложной работой. Роль страшная — матери, которая потеряла семерых сыновей на войне. По пьесе она была из-за Днепра, и у меня украинский акцент, поначалу выиграла на этом. Появлялась в финале, когда большая часть спектакля уже прошла. А Иван Иванович обычно приходил немного заранее, сидел в зале и ждал, пока все выйдут на сцену. И я стала сидеть с ним рядом, иногда ребят поторапливала. Один раз пришла первой из студентов, Иван Иванович уже был на месте, и мы с ним разговорились «за жизнь». Прочла ему свое последнее стихотворение. Написала специально для него, но, конечно, об этом не сказала. Он похвалил и отвернулся, а я вдруг почувствовала, что он думает: «Черт, мне-то никто не посвящал таких стихов!» Тут же нашлась:

— Иван Иванович, могла бы написать стихи о вас, но субординация... Нехорошо как-то...

— Ты же поэт! Какая субординация?! — рассмеялся он.

И я поняла: дверь открылась. Потом сидела и полночи размышляла: «Как бы отобразить свою любовь, чтобы он не подумал, что восхищаюсь им только как мужчиной? Я же люблю его и как мастера, гения, человека. А то он решит еще, что я больная какая-то!» И сочинила очень нежное стихотворение. Принесла на репетицию, это было в пятницу. Он прочел и пообещал: «Во вторник поговорим». Во вторни-и-ик! Ждать субботу, воскресенье и понедельник! Вся извелась и вечером в субботу решила позвонить сама.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или