Полная версия сайта

Сергей Марков. Рожденный восьмого марта

«Ты знаешь, что меня от петли спасло? — спросил Матвеев. — Женщина. Все, что в нас есть красивого...»

«Это было что-то невероятное, сводящее с ума. Не знал, как жить дальше, выхода не видел.  С крыши думал сброситься или с моста…»

Мимо пробегал Саша Блюмин, ассистент режиссера картины «Здравствуй, мальчик Бананан!» (рабочее название «Ассы», которую Сергей Соловьев как раз на чинал снимать). «Ты что, офигел, старичок?! — воскликнул Блюмин, узнав, зачем я явился на «Мосфильм». — С Матвеевым работать — это клеймо! Застойник. То ли дело у нас: Гребенщиков с «Аквариумом», Виктор Цой с «Кино», Африка, Говорухин с Таней Друбич! — похвалился Блюмин. — А ты — Матвеев! Да это даже не вчерашний, а позавчерашний день. Макар Нагульнов! Он же Брежнева играл!»

Тут появился Евгений Семенович — в очках с массивной оправой, высокий, сутуловатый. Крепко пожал мне руку сильной костистой ладонью. Мы вошли в какую-то комнату, сели друг против друга по обе стороны стола.

— Прочитал сценарий, — сказал Матвеев, из-под густых с проседью бровей глядя на меня как Нагульнов на деда Щукаря.

— Это не то, о чем я бы хотел сделать картину.

— Да? — пробормотал я, вставая. — Тогда извините.

— Верней, почти о том, — остановил меня жестом Матвеев. — А откуда такой сюжет?

Я объяснил, что это реальная история, и пересказал еще несколько, услышанных в тюрьмах, не нагнетая ужасов, но и не ретушируя.

— Да-а... — произнес Матвеев. — Что делается в стране, а?! Так ему надо помочь, тому егерю?.. Но тут у тебя не герой главное, а ужасы чернухи, разврата!

Я такую картину снимать не буду!

— При всем желании заставить вас не смог бы, — вновь засобирался я.

Матвеев посмотрел на меня тяжелым взглядом.

— Ну да ладно. Другого материала все равно нет. Попробуем довести до ума.

Мы стали встречаться на студии и у него дома, проходили эпизод за эпизодом — и все меньше понимали друг друга. Например он чуть не убил меня пепельницей, когда я сообщил, что его любимый режиссер Лукино Висконти — гомосексуалист.

— Знаешь, — сказал он после очередной моей «просветительской» реплики, резко отодвинув сценарий и устремившись взглядом через окно мосфильмовского корпуса в небо.

— Удавиться от всего этого хочется.

— От моего сценария?

— Да при чем здесь твой сценарий!..

Так, мирясь и ссорясь, дожили мы с ним до того раннего утра, когда я появился у двери квартиры Матвеева с четвертью самогона. Улучив момент и выпив еще первача из кофейной чашечки, закусив луковицей и печеньем, Матвеев сказал Лидии Алексеевне, что сходит за хлебом и немного прогуляется, чтобы обсудить кое-какие сцены.

— Спустимся к реке, — предложил он мне, выйдя из подъезда и засовывая в карман авоську. — Знаешь, иногда так реки не хватает...

Вия Артмане

После этого молчал минут двадцать. По мосту через Москву-реку мы перешли на другую сторону, к Новодевичьему монастырю. Обогнув пруд, сели на скамейку. Я вытащил сигареты, закурили.

— Лидочка до трех дня не разрешает, — сказал Матвеев, с наслаждением и красиво, словно на сцене Малого театра, затягиваясь. — Блюдет меня. Что бы я без нее делал, без моей Лидуси?..

— Яичница та, с луком, салом, вкусная была? — напомнил я.

Матвеев извлек из кармана рубахи кофейную чашечку и задумчиво повертел ее в руках.

— Неудобно здесь, давай уж как-то поинтеллигентней...

— Намек понял, — наклонив стоявшую между ног сумку, я незаметно налил.

— Космонавты, говоришь, гонят? Заборист! У меня друзей-космонавтов много.

— А вообще у вас много друзей?

Лицо Матвеева стало цвета пепла, падавшего на брюки, он забывал его стряхивать.

— Извините, Евгений Семенович, за бестактность, — вымолвил я. — «О, друзья мои! — говорил Аристотель. — Нет на свете друзей». Наверное, про съезд вспомнили?..

— А что про него вспоминать?

— Ну, как-то это выглядело... То осанну вам, киношным маршалам и генералам, пели, а тут вдруг «Распни!» стали кричать, притом ваши же ученики.

— Ты никак среди нас, лауреатов Государственной премии и Героев Соцтруда, Иисуса Христа разглядел?

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • Мечта

    #
    Я себе именно таким и представляла Матвеева. Спасибо автору за интересные воспоминания.
  • Frana

    #
    И я тоже самое так себе и представляла.Из фильмов с Участием Матвеева видела Любовь Земную.И вот эту картину Чашу Терпения.Конечно Чаша терпения тяжелый перестроечный фильм.И если бы там не играили Матвеев и Остроумова.Этот фильм был бы троесортным.Ольга Остроумова блестящаяя актриса.Советские фильмы смотришь и всегда как в первый раз.На сегодняшние зарубежные фильмы нету терпения даже на одну минуту.Спасибо автору за воспоминания.А про Вию Артмане я читала в Истории с Донотасом Банионисом.Любовь Земная самый лучший фильм с участием Матвеева и Остроумова.А также Судьба один из правдивых фильмов о Великой Отечественной Войне.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или