Полная версия сайта

Инга Вирсе. Жена Босса

«Овчинников был идеальным мужем. Так считала не только я. Девчонки из «Локомотива» всегда завидовали: «Какой Босс нежный и заботливый!»

Спокойно вздохнула только тогда, когда закончились основные строительные работы и на отделку приехали мои рижские ребята: «Ну, теперь можно заняться красотой!»

Сергей в Баковке был всего дважды. В первый раз — когда мы выбирали участок. Вышел из машины весь в белом, обозрел издалека пятнадцать соток непролазной грязи и без особого энтузиазма произнес: «Берем».

Во второй раз он появился, когда все было готово. Новоселье мы так и не устроили и кошку в дом не запустили, а это плохая примета. Может, поэтому жизнь на новом месте у нас не сложилась? Зато Сергей подарил мне овчарку, о которой он всегда мечтал. Назвали Индирой, Инди. Она сразу подружилась с Дивой, ставшей настоящим членом нашей семьи.

Через год, правда, таксу пришлось отдать моим родителям. Сначала во все поездки я брала ее с собой, а потом Дива вымахала в достаточно крупную собаку, которую не пускали в салон самолета. Сдавать ее в багаж рука не поднималась. Однажды мы на машине ездили с Сережей в Ригу и оставили там таксу. Она скучала по мне, но постепенно привыкла...

Летом 2007 года я решила построить в Баковке альпийскую горку. Несколько дней таскала и выкладывала камни и надорвалась: однажды утром не смогла встать с постели. Что-то случилось со спиной. Сергей испугался, увидев, как меня скрючило, повез в больницу. Сделали рентген. А там — смещение четырех межпозвоночных дисков и две трещины. Когда врачи заговорили об операции, я спросила: — Какова вероятность, что я встану на ноги?

— Процентов тридцать, — сказали они.

— Маловато.

Может быть, попробуем что-то еще?

Меня положили в терапию и назначили уколы и массаж. Сергей навещал каждый день, если был в Москве: в то лето он как представитель «Локомотива» ездил на игры Кубка РЖД. Когда муж отсутствовал, помогали друзья.

Через месяц я выписалась. Но без ежедневных уколов и процедур вскоре опять стало худо. Порой я лежала пластом и не могла даже встать без посторонней помощи.

«Ты ведь обещал всю жизнь носить меня на руках? — через силу шутила я, когда муж тащил меня в ванную или туалет.

Наш дом в Баковке. Участок еще не благоустроен. На нем я и надорвалась…

— Теперь тебе не отвертеться!»

Но Сергею было не до смеха. Он в панике метался по Москве в поисках докторов, возил меня к мануальным терапевтам и народным целителям. Во время одного из сеансов старая знахарка шепнула мне на ухо про порчу, наведенную разлучницей. Я улыбнулась: «Этого быть не может!» Она в ответ только покачала головой...

Время шло. Мне становилось все хуже и хуже. Хирурги ругали нас за то, что тянем с операцией. А терапевты твердили, что позвоночник трогать нельзя. Малейшая неточность или ошибка — останусь парализованной. Я представляла себя беспомощным истуканом в инвалидной коляске и от ужаса покрывалась холодным потом.

— Может, в Германию поехать? — предложил однажды Сергей.

— Говорят, там неплохо справляются с этими смещениями.

— Нет, лучше в Ригу, — вдруг решила я. — Дома даже стены помогают.

Мы нашли хорошую клинику. Операция прошла успешно. Хирурги удалили один из дисков, и я потихоньку начала двигаться. Восстановление заняло несколько месяцев. Я оставалась в Риге. Носила корсет и проходила специальную терапию. Заново училась садиться, вставать, ходить. Помогали родители и Дива. Моя девочка все время лежала рядом со мной, сочувственно поскуливала и заглядывала в глаза. Огрызалась, когда мама пыталась ее прогнать. Поесть Диве приносили прямо к моей кровати.

Сергей в Ригу не приехал, ссылаясь на дела. В нашей семье они всегда были на первом месте.

Я не видела повода для ревности или обиды. Муж звонил каждый день, интересовался моим самочувствием, разговаривал с родителями, врачами. Мне и в голову не приходило, что он может изменить или предать. Если бы я знала, с кем и где мой Сереженька проводит время!

Овчинников был идеальным мужем. Так считала не только я. Девчонки из «Локомотива» всегда завидовали: «Какой Босс нежный и заботливый! Как тебе повезло!»

Любимый писал мне стихи и постоянно дарил цветы. Весной — тюльпаны и нарциссы. В остальное время розы, причем одного сорта — Red Intuition. И обязательно охапками. Сергей заваливал меня плюшевыми мишками, куклами и другими смешными и трогательными знаками внимания. И это — не считая крупных подарков вроде машины или мотоцикла, которые я получала на дни рождения.

Иногда из пылкого влюбленного он превращался в заботливого папашу и на полном серьезе советовал: «Надень носочки, а то простудишься», «Не ходи без шапки — на улице прохладно».

Я отмахивалась, но мне было приятно.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или