Полная версия сайта

Инга Вирсе. Жена Босса

«Овчинников был идеальным мужем. Так считала не только я. Девчонки из «Локомотива» всегда завидовали: «Какой Босс нежный и заботливый!»

Тот самый «харлей»...

Я не поверила. Это было «наше» место, мы планировали туда поехать после моей реабилитации. Не срослось. Сергей не успел получить визу. По крайней мере, так он это объяснил.

Как странно устроены женщины! Как они слепы! Все уже было ясно, а я упорно отказывалась верить, что муж предал меня и моего ребенка. Раньше он всегда подчеркивал, что Женя — ЕГО сын. У них были очень близкие отношения. А теперь «отец» о сыне почти не вспоминал. О собаке спрашивал гораздо чаще, когда мне звонил: «Ну как там Инди на новом месте? Не болеет? По мне не скучает?»

Женя Сергея не интересовал. И о деньгах на его обучение он не заикался. А нам надо было срочно оплатить последний курс.

Встретились мы с мужем семнадцатого декабря. Заранее договорились все обсудить. Накануне ночью не спала, думала, что я скажу и что он ответит. Прокручивала в голове разные варианты и ворочалась с боку на бок.

В Баковке Сергей появился под вечер, очень красивый и нарядный. Но было в нем нечто новое, не знакомое мне. Очки в стильной оправе, которые раньше он никогда не носил, отсутствие привычного «хвостика». И главное — странный, бегающий взгляд. Мы проговорили минут сорок — о футболе, о его работе в Киеве, о проблемах клуба. И как только я собралась с силами, чтобы обсудить главное, Овчинников вскочил и сказал:

— Ну, все! Мне пора!

— Подожди! — взмолилась я. — Мы же толком не поговорили!

— Нет-нет! Давай в другой раз! — он уже начал одеваться.

— Говорят, у тебя есть девушка...

— Мало ли что говорят! Не слушай сплетни!

— Возвращайся! Мы начнем все сначала! — в отчаянии выпалила я и зарыдала, уткнувшись в его грудь.

— Ну-ну, Ингуся, не надо! — поморщился Сергей, чмокнул меня в щеку и уехал.

А я застыла на пороге, глядя ему вслед. Раньше еще теплилась слабая надежда, что Сережа вернется. Мы встретимся, поговорим начистоту, посмотрим друг другу в глаза, и все как-то образуется. Но я не сумела пробиться сквозь его броню. И когда он поцеловал меня на прощание, от него повеяло таким холодом, что я кожей почувствовала — он чужой.

Его не волнует, что со мной происходит. А голову он морочит потому, что... трусит. Как трусил когда-то объясниться с Филатовым. У вроде бы сильного и мужественного Босса не хватает духу, чтобы сказать правду. Не только мне, но и собственным родителям.

Сергей запретил мне с ними общаться. Он выставил два условия: ничего не рассказывать родителям и не давать интервью в прессе. Мол, мы должны все сделать тихо-мирно. Я согласилась. Тоже не хотела выносить сор из избы.

Обманывать журналистов было нелегко. Они постоянно мне звонили как пресс-секретарю Босса:

— Передайте Сергею Ивановичу, что съемка будет завтра. Уточните у него, пожалуйста, куда должен подъехать корреспондент.

— Да-да, конечно!

— отвечала я. — Он сейчас спит (он в душе, он на тренировке). Но я все передам. — И отправляла сообщение мужу: «Перезвони такому-то, он ждет».

От родителей Сергея я долго скрывала правду. Они очень милые люди. Но однажды не выдержала и все рассказала свекру. Он все время спрашивал, что у нас да как. Почему я в Баковке, а Сережа — в Киеве? Они были очень расстроены. Отец после нашего разрыва приезжал ко мне втайне от сына...

За обучение Женьки заплатил наш друг по «Локомотиву» Вадим Евсеев. Он не торопил, но долг надо было вернуть. Исчерпав все свои возможности, я обратилась за помощью к Сергею. Не могла больше в одиночку содержать дом, помогать своим родителям-пенсионерам и платить за сына.

Как только заговорила о деньгах, муж взбесился:

— Даже не думай, что буду оплачивать твои долги!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или