Полная версия сайта

Инга Вирсе. Жена Босса

«Овчинников был идеальным мужем. Так считала не только я. Девчонки из «Локомотива» всегда завидовали: «Какой Босс нежный и заботливый!»

Если бы не Женька, наверное, не пережила бы этот страшный период. Я счастлива, что у меня такой взрослый и любящий сын

Они давно удивлялись: «Почему ты терпишь этот беспредел?» Адвокат помог мне подписать с Сергеем соглашение о разделе имущества. По закону у нас были равные права. Да и по совести — тоже. Деньги давал муж, но все наши проекты — от строительной фирмы до соб­ственного дома — реализовывала я. И если бы я не построила дом, делить, по большому счету, было бы нечего.

Босс долго не мог успокоиться, говорил, что ему причитается гораздо больше, чем мне: «Ты по гроб жизни мне обязана! Девять лет я тянул тебя, твоих родителей и твоего ребенка!» Но я уже не реагировала на его выпады.

После подписания документов мы перестали общаться. А незадолго до получения официального развода со мной опять случилась беда.

Нечем было разжечь камин в Баковке, и я додумалась плеснуть бензина из банки. Он вспыхнул, банка взорвалась у меня в руке. С ожогами второй и третьей степени я попала в больницу. Сергею об этом сообщили, но он даже не позвонил.

Мы продали наш дом буквально за полцены — так торопился Сергей «закрыть» нашу историю. За вещами мужа в Баковку приезжал его водитель. Разбираясь в гардеробной, я нашла кучу женских писем. Они были в Сережиных сумках, в карманах его брюк и пиджаков — объяснения в любви, воспоминания о встречах и звонках, наивная романтическая дребедень, судя по всему, написанная молоденькой девушкой. Но я не уверена, что той самой Аней. Мне сказали, что у Босса была еще одна пассия.

Раньше все молчали, а после нашего разрыва стали наперебой рассказывать об изменах моего мужа. Некоторые друзья и подруги утверждали, что намекали на неверность Сергея: «Мы ведь говорили, что не стоит оставлять его одного! А ты не желала ничего слушать!» Я такого не помнила, но соглашалась, что была слепа...

Я давно уже не слежу за жизнью Босса, вся информация поступает ко мне из рассказов знакомых и интервью Сергея. Знаю, что его новой подруге Анне двадцать с небольшим. Она из Саранска, в Москве учится и работает. Вроде бы они поженились. Говорят, мы с ней сидели как-то рядом на футболе — на одной трибуне. И она приезжала в нашу квартиру в Киеве. А однажды была и в Баковке, отмечала с Боссом Валентинов день. Соседи по дачному поселку видели его с девушкой. Я тогда жила в Риге, с трудом приходила в себя после болезни.

И до сих пор не представляю, как Сережа мог в это время привести в дом любовницу и сюсюкать со мной по телефону: «Ингуша! Поздравляю тебя с Днем влюбленных!»

Аню я ни в чем не виню. В таких историях, как наша, я всегда на стороне женщины. Если бы не желание Сергея, ничего бы не произошло. И потом он еще мог все исправить. Я же сказала ему: «Возвращайся! Мы начнем все сначала!» А он сбежал.

Я понимаю: человек может влюбиться и потерять голову. Но никакой любовью нельзя оправдать жестокость и предательство. И самое горькое в нашем разводе — мое разочарование в Сергее. Он был для меня самым большим другом. Ради него я была готова на все.

Почти год я не могла прийти в себя. Болела не только душа, но и тело, трудно было даже дышать. Я старалась не думать о сглазе и порче, но мысли о черных силах поневоле приходили на ум, ведь такого количества негатива в моей жизни никогда раньше не было. Боль отпустила перед новым, 2010 годом. Я поехала в Америку к Жене, он получал диплом, и там, в Майами, мне стало легче. Я увидела, какой у меня взрослый, красивый, любящий, умный сын, и поняла, что он моя опора. Жаль, что Сергей не хочет общаться с Женей. Таким сыном, как он, нужно гордиться.

Я благодарна Боссу за наши счастливые девять лет. Он помог мне вырастить Женьку и дать ему хорошее образование. И сама я без Сергея, конечно, жила бы гораздо скромнее. Хотя никто не может знать, что было бы, если бы наша жизнь пошла как-то иначе. Случилось то, что, наверное, должно было случиться, и надо настраиваться на новую волну...

Не так давно я видела своего «бывшего» в одной из телевизионных передач.

Он располнел, обрюзг. Друзья тут же не преминули заметить: «С тобой Овчинников выглядел гораздо лучше!» Я усмехнулась и подумала: «Еще бы! Это же я занималась его имиджем, заставляла держать форму». Но ненавязчиво, мягко — с шутками, даже когда он выходил из себя. А Сергей, оказывается, считал, что я на него давлю. Как он написал тогда в эсэмэс? «Я устал от семьи». Женя хорошо сказал по этому поводу: «Дело не в семье. Он устал соответствовать». Конечно, гораздо проще лежать на диване, жевать бутерброд с колбасой и смотреть в потолок.

Босс пока безработный. Тренером в краснодарской «Кубани» работал недолго, не дотянул даже до конца сезона.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или