Полная версия сайта

Трудное счастье

Союз легендарного генерала Антона Ивановича Деникина и его верной жены Ксении Чиж не смогли разрушить ни революции, ни войны, ни эмиграция.

Русский поэт-символист Константин Дмитриевич Бальмонт (1867—1942)

«Между Антоном Иванычем и дядей Ваней было некое соревнование — чья водка «слаще»? — вспоминал Ивушка. — Покупали в аптеке лечебный алкоголь, подливали воды, кажется дистиллированной, важно было знать пропорцию и как подливать, к тому же подмешивали какие-то таинственные травы, натирали какие-то корешки, причем у каждого имелся свой рецепт, и получалась отличная водка. Ее пробовали и закусывали «чем бог дал».

— А помнишь, Асенька, наших гусей в Венгрии? — спросил как-то у жены во время таких посиделок Антон Иванович.

— Как же можно такое забыть! — рассмеялась Ксения Васильевна и с удовольствием поведала Шмелевым трагикомическую историю, приключившуюся с ними в Венгрии.

Лето 1924 года Деникины провели в дачном домике на берегу озера Балатон. Завели натуральное хозяйство: поросенка, петухов, кур и гусей. Петухи пели, куры несли яйца, дородные гуси нагуливали жир. В саду в изобилии росли абрикосовые деревья, яблони, вишня и малина. Няня Мариши — Вера — готовила из ягод русскую наливку.

Однажды Деникины обнаружили, что все их гуси мертвы. Заподозрили, что птиц отравили завистливые соседи. Погоревали конечно, но делать нечего. Антон Иванович вырыл для них братскую могилу, но няньке пришла в голову мысль ощипать пух на подушки. И тут они к великой радости хозяев ожили! Оказалось, наелись ягод из настойки, которые няня Вера выбросила на двор. Гуси отведали — захмелели и уснули.

«Спасибо хоть не буянили, как Бальмонт», — со смехом заметил Шмелев. Поэт доставлял всем немало хлопот. После двух-трех рюмок Константин терял контроль над собой — скандалил в ресторанах, бил посуду, зеркала и частенько попадал в полицейский участок. На помощь обычно приходила Ксения Васильевна, хорошо говорившая по-французски, и вызволяла его. В знак благодарности Бальмонт надписал ей одну из своих книг: «Чтимой и очаровательной, очень-очень мне дорогой Ксении Васильевне Деникиной».

В жаркий сезон Шмелевы снимали домик в местечке Капбретон на побережье Атлантики — в сосновом бору у самого океана. Сюда же перетащили и Деникиных. «... На лето уезжаем в деревню, на юг, к океану, где жизнь спокойнее и дешевле и где такой восхитительно чистый воздух», — сообщал Антон Иванович приятелю. В отличие от соседнего аристократического Биаррица в Капбретоне все было просто и демократично: узкие улочки, рыбацкая гавань и уходящий на четыреста метров в океан мол — излюбленное место прогулок отдыхающих.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или