Полная версия сайта

Трудное счастье

Союз легендарного генерала Антона Ивановича Деникина и его верной жены Ксении Чиж не смогли разрушить ни революции, ни войны, ни эмиграция.

Деникины  с семьей писателя Ивана Шмелева
AD

На жизнь Антон Иванович зарабатывал литературным трудом. Сотрудничал с разными эмигрантскими изданиями — газетами «Последние новости», «Возрождение», еженедельником «Иллюстрированная Россия». Еще в Англии начал работу над «Очерками русской смуты». Он и раньше увлекался военной журналистикой и под псевдонимом И. Ночин писал в различные журналы очерки об армейском быте, нравах и порядках.

«Жена научилась делать шляпы, — сообщает генерал в одном из писем знакомым. — Марина растет и учится во французской школе. Я продолжаю писать, занятие, которое в эмигрантских кругах вознаграждается не больше, чем труд поденщика». В английских и французских банках хранились деньги российского правительства, и Союз бывших русских послов, получивших к ним доступ, выделил Деникину небольшую пенсию. Однако этих денег едва хватало, экономить приходилось на всем, даже одежду покупали подержанную.

В их маленькую квартирку в Париже часто захаживали гости, среди которых были не только прежние сослуживцы генерала, но и знаменитые литераторы — Бунин, Куприн, Бальмонт, Цветаева... Одним из ближайших друзей Антона Ивановича в эмиграции стал самобытный русский писатель Иван Сергеевич Шмелев. Они часами беседовали, вспоминая прошлое.

Подружились и их жены. Ольга Александровна Шмелева была очень похожа на Ксению Васильевну: такая же по-житейски мудрая, практичная и самоотверженная. У ее племянницы, вышедшей замуж за французского дипломата, был маленький сын Ивушка. Шмелев стал его крестным отцом. Ив Жантийом-Кутырин и дочь генерала Мариша вместе играли и росли.

Деникиным импонировало, что Шмелевы старались сохранить в своем доме московский уклад. Ольга Александровна пекла ватрушки и пирожки с разнообразными начинками, даже с вязигой, которую можно было найти в русских лавках, в изобилии разбросанных тогда по всему Парижу, неподражаемо готовила баклажанную икру и солила рыжики — с укропом и лавровым листом. А Иван Сергеевич, чтобы «пахло русским духом», сажал под окном подсолнухи и разбил огород, где выращивал не «глупую петрушку», а ароматный укроп, не хилые французские корнишоны, а настоящие огурцы, которые солили на зиму. «На чужом поле русские огурцы рощу», — довольно посмеивался он.

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Спасибо за рассказ, очень интересно и нужно знать свою историю, а не то, уже докатились, что прощения у немцев, 18-тилетние "недоросли" "коли" просят!

  • #
    Бантик-7169, да, и теперь царь-батюшка причислен к "лику святых"! Кат-то все сразу позабыли, что в народе его звали "Николай кровавый"!

  • #
    Ракета-4820, знаете.... не путайте те 19 лет и нынешние 19 лет. Сейчас в 30 девочка, а тогда в 19 уже считалась женщиной, которая знала что делает и чью сторону принимать. Так что.... Мало чего такие девочки и мальчики с наганом на боку понаделывали. Так что.... счёт 1-1.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение


    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или