Полная версия сайта

Трудное счастье

Союз легендарного генерала Антона Ивановича Деникина и его верной жены Ксении Чиж не смогли разрушить ни революции, ни войны, ни эмиграция.

Мишель Буде

— Вот как? — удивился Антон Иванович. — С какой же целью, позвольте узнать?

— С целью обеспечить ему более верную сохранность. Не желаете ли и вы переехать в Берлин? Могли бы работать там в своем архиве... — Офицер окинул взглядом бедную комнату и снисходительно добавил: — В Берлине, конечно, вам будут предоставлены более благоприятные условия.

— Спроси его: это приказ или предложение? — обратился Деникин к Асе. И когда озадаченный немец ответил, что это, разумеется, предложение, бывший командующий Добровольческой армией отрезал: — Я до конца войны никуда из Мимизана не уеду.

Ксения Васильевна побледнела: последствия отказа могли быть самыми страшными. Однако на сей раз обошлось. Только раз в месяц к ним стали наведываться представители местной комендатуры.

Деникин тяжело переживал русские поражения в начале войны, затем радовался успехам Советской армии. «Антон Иванович, выслушав вечером московскую сводку, вооружился молотком и передвигает булавки и гвоздики. Следим по карте за продвижением русского фронта. Гордимся тем, как дерется русский солдат, ибо это русский человек дерется за свою родину», — вспоминала Ася.

В июне 1945-го Деникины вернулись в освобожденный от нацистов Париж, но вскоре решили перебраться в Америку — опасались депортации в СССР. Один из осевших в США сослуживцев уступал им две комнаты в своем доме. К тому же русское «Издательство имени Чехова» в Нью-Йорке предложило легендарному военачальнику издать личные воспоминания «Путь русского офицера».

В начале декабря они сошли с трапа парохода в Нью-Йорке. В США Деникин выступал с лекциями, работал над книгой. Увы, силы стали его покидать, очень мучили сердечные боли. Летом 1947 года знакомые пригласили Антона Ивановича с Асей к себе на ферму в штате Мичиган. Пробыли супруги там недолго — после нескольких приступов генерала увезли в университетскую больницу в городок Анн-Арбор.

В предчувствии скорой развязки Антон Иванович попросил жену: «Передай Маше и Мише, что я им оставляю незапятнанное имя». Седьмого августа 1947 года сердце Деникина остановилось. Ему было семьдесят четыре года. Последними его словами, обращенными к Ксении Васильевне, стали: «Boт, не увижу, как Россия спасется».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или