Полная версия сайта

Вера Васильева: «Жизнь моя похожа на сказку»

Никогда не считала себя красивой. Но всегда понимала: мой типаж — это очень положительная девушка,...

Вера Васильева и Владимир Ушаков

Когда на третьем курсе пригласили в картину «Сказание о земле Сибирской», чувствовала себя девочкой из массовки. Потому что мы и бегали на массовку, плюс, несмотря на то что роль у меня оказалась большая, понимала свое место — я пока никто в этом прекрасном мире кино. Уже после того как дали премию и люди стали восторженно отзываться, самоощущение изменилось. Но не в том направлении, о котором вы спросили. Пухленькая героиня вызывала симпатию, говорили «Верочка-душенька» и верили в то, что и вправду из Сибири. Впрочем, думаю, я была вполне достоверна, потому что, как уже сказала, выросла в очень простой семье и о лоске имела крайне размытое представление.

Как ни странно, большую часть «Сказания о земле Сибирской», даже избу, чайную снимали в Чехословакии, куда я отправилась крайне бедно наряженная и довольно дикая. Первая моя картина — и заграница! Мы не были оснащены для работы с цветом, шли послевоенные годы. А Пырьев, талантливейший, титулованный и влиятельный режиссер, имел возможность снимать в Праге.

Съемки оказались невероятными. Пырьев и прекрасен, и страшен — не зря его боялись и любили одновременно. Марина Ладынина держалась с достоинством примы и когда входила в помещение, я автоматически вставала. Хотя сам Иван Александрович часто на площадке бывал с ней резок. Порой кричал: «Да выжми из себя хоть слезинку! Несите капли, она не может работать!» А потом подходил и гладил ее по голове. Все-таки жена...

Жили мы в Чехословакии три месяца. После съемочных дней оставалось свободное время, кто-то пытался за мной ухаживать. Например Володя Дружников, к которому я тоже относилась с симпатией. Он был невероятно хорош собой и уже сыграл Данилу-мастера в «Каменном цветке». А Борис Андреев будто жалел, говорил: «Эх, птаха ты моя сизокрылая... Что тебя ждет? Чирик-чирик». Словно предрекал печальную судьбу актрисы, которая мечтает сниматься, но удел ее прозябать в массовках, поскольку без поддержки — кому она интересна?

Но пока все было прекрасно: состояние влюбленности, кино... Уже в Москве Дружников познакомил меня с мамой, я ей понравилась, даже в какой-то момент показалось, что у нас с ним, возможно, есть будущее. Но однажды Володя сказал примерно так: «Верочка, я имею склонность к водке, а ты очень безвольная. Мне понравилась одна девушка, и, думаю, она сможет меня перебороть». Конечно опечалилась, но не так чтоб уж очень. Кроме юношеской симпатии нас ничего не связывало. Я была чуть-чуть влюблена, думаю, потому что не влюбиться в Володю совсем было невозможно. Очень обаятелен.

Странно, но каким-то невероятным образом ни с кем из картины, ставшей для меня звездной, в жизни больше не пересекалась. И с Володей в том числе. Только однажды, спустя несколько десятилетий, столкнулись у Наины Иосифовны Ельциной с Мариной Ладыниной. Я была очень рада ее видеть, она, кажется, тоже. Марину к тому времени уже давно бросил Пырьев, и в роли одинокой женщины она стала несколько мягче. Впрочем, мое окружение никогда не было многочисленным. Я и Пырьева больше не видела с одного момента, за который на него вовсе не злюсь.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или