Полная версия сайта

Мария Альтман. Женщина в золоте

В середине января 2006 года огласили решение прошедшего в Австрии суда, по которому наследники получали права на все спорные картины Климта.

устав Климт (третий слева)
AD

В двух шагах от дома на Элизабетштрассе высился огромный Музей истории искусств, куда мать охотно отпускала Марию. Прежде чем отправиться бродить по залам, она всегда задерживалась у стенной росписи, зная, что ее тоже сделал любимый художник тети Адель. Чуть позже они с родителями побывали и в Академии изобразительных искусств, и в здании Венского сецессиона. Тамошние картины Климта казались непохожими ни на музейные росписи, ни на полотна из дядиного собрания. Они тревожили и смущали. Расплавленное золото, так празднично сиявшее на портрете Адели, сливаясь с неподвижной чернотой и кроваво-красным маревом, превращалось в какой-то демонический вихрь, который после долго не шел у Марии из головы.

В предпоследнем классе гимназии она вместе с одноклассницами отправилась на трамвае во дворец Бельведер, где с легкой руки Густава Климта и его сподвижников открылась в начале XX века картинная галерея. Там Мария впервые увидела «Юдифь». Зачарованная красотой картины и парализованная ее бесстыдством, девушка стояла, не в силах двинуться с места. И лишь молилась, чтобы подруги, к счастью, никогда не бывавшие в тетиной спальне, не узнали то, о чем теперь она не могла не думать. Эта полуобнаженная разнузданная фурия, сладострастно приоткрывшая рот и наслаждающаяся то ли любовной истомой, то ли страданием своей жертвы, была ее любимая Адель! Те же глаза с поволокой, те же руки с длинными пальцами, сжимающие мертвую голову Олоферна. И знакомое ожерелье на шее.

Вечером, вернувшись из Бельведера, она задала матери дерзкий вопрос — в тех же выражениях, которые выбрала сегодняшняя девица. В первый момент Тереза даже задохнулась от негодования: «Да как ты смеешь?!» А потом пустилась рассуждать о том, как много сделали ее дядя и тетя для австрийской культуры, как поддерживали художников, какие интересные и знаменитые люди бывали в их доме: и Зигмунд Фрейд, и Стефан Цвейг, и Густав Малер, и Рихард Штраус... Все благодаря Адели — ее такту, умению найти подход к самым разным людям, ненавязчиво предложить помощь.

«Господин Климт находился в те годы в большом затруднении. Он искал в искусстве новый путь. А новому всегда сложно пробивать дорогу, — мать рассказывала, как одарен и удачлив был молодой Климт, сын скромного гравера-еврея, как рано благодаря своему трудолюбию и таланту он начал получать прекрасные заказы вроде росписи художественного музея. Как пожертвовал всем ради того, чтобы писать картины, которые не изображали бы жизнь, а заставляли задуматься над нею. Но люди, привыкшие к его прежнему академическому стилю, не желали принимать нового Климта. 

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или