Полная версия сайта

Марина Порк. Звезда Веры Глаголевой

Торжество по случаю свадьбы младшей дочери получилось шумным и многолюдным. На съемке красивая Вера...

Вера Глаголева с Кириллом Шубским Кирилл и Вера с младшей дочерью Настей и Александром Розенбаумом

Брак с Шубским был венчанным, Кирилл настоял. Он пожертвовал средства на реконструкцию монастыря в Александрове, там в местной церкви и совершили обряд. Присутствовали только самые близкие, венцы над молодоженами держали Аня и Маша. Аня высокая, но дотянуться до головы Кирилла не смогла, ему пришлось немного согнуть ноги. Позже в той же церкви крестили дочку Веры и Кирилла Настю.

Галина Наумовна устала жить в Питере. Устала от неустроенного быта, от того, что надо каждый день возить Аню на занятия в Вагановское училище, а потом забирать. Она вернулась, Аня же еще какое-то время жила у Вериной подруги, но очень скучала по дому. Однажды, никому ничего не сказав, двенадцатилетняя девочка села в поезд и поехала в Москву. Все рассчитала: дневной состав прибывает в столицу в шесть вечера, в это время ее как раз хватятся, а она уже дома. Но поезд задержался, прибыл в десять. Мобильного у нее не было, так что четыре часа Вера с матерью сходили с ума, пока наконец дочь не возникла на пороге. Пришлось перевести Аню из Вагановского в училище при Большом театре.

Кирилл очень хотел общего ребенка. Вера, конечно, понимала, что не имеет права лишать его радости отцовства, но сомнения были:

— А вдруг дочки начнут ревновать меня к малышу, не примут его?

— Не переживай, они все будут для меня родными, — уговаривал Кирилл.

И Вера решилась. Поселились в Женеве, того требовал бизнес Шубского. Он мотался по миру, а Вера присмотрела клинику и ждала своего срока.

Кирилл собирался вылетать из Москвы в Южную Африку, когда у жены начались схватки. Он словно почувствовал — Вера около одиннадцати вечера с подругой стояли на пороге дома, собираясь в больницу, и вдруг звонок:

— Что поделываешь?

— Да вот решила познакомиться с врачом, который будет принимать роды.

Кирилл насторожился:

— Что-то время для этого выбрала позднее.

— Так он назначил. Не волнуйся, лети в командировку, со мной все в порядке.

Понимала, насколько важна та поездка. Кирилл сказал:

— Ладно, поверим, но знай: у меня рейс в три ночи. Если родишь до трех, звони — полечу к тебе.

Вера лежала в родильной палате и постоянно смотрела на часы. Стрелки неумолимо приближались к трем, а ребенок и не думал появляться на свет. «Не успела, — подумала с горечью. — Ничего, узнает, когда приземлится в Африке».

Настя родилась в шесть утра, а в восемь дверь палаты распахнулась и в нее влетел небритый Кирилл с огромным букетом: «Врать совсем не умеешь. Поговорил с тобой и поменял билет на самый ранний рейс в Женеву».

Хотя Кирилл и родился в один день с Родионом — двадцать первого января, людьми они, по мнению Веры, оказались совсем разными. В отличие от Нахапетова Шубский открытый и компанейский. Раз у него радость, ее должны разделить все. Не прошло и дня после рождения Насти, как в палату Веры потянулись его многочисленные знакомые и партнеры по бизнесу. Их пускали прямо в верхней одежде, без халатов. Все трогали ребенка руками, а Вера переживала: не дай бог, принесут какой-нибудь вирус! Но молчала, не хотела портить мужу праздник — он так гордился ею и дочкой, выглядел таким счастливым.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или