Полная версия сайта

Ольга Чуваева. Золотое наследство

Вдова Никиты Подгорного перелистывает трогательные, смешные и печальные страницы двадцатипятилетней жизни с известным актером.

Елена Гоголева, Ольга Чуваева и Никита Подгорный

Этот грех, как камень, до сих пор лежит на душе — я не решилась объясниться с Левой. Пытаясь все спустить на тормозах, стала от него прятаться. После спектакля, зная, что караулит у выхода, убегала через другой подъезд, где меня ждал Никита. Да уж, эталоном благородства и смелости точно не была...

В тот вечер после спектакля я уезжала в Горький. Нужно было сказать родным, что свадьбы с Левой не будет. Знала, что он опять дежурит у шестого подъезда, откуда обычно выходят актеры, и попросила Никиту и его приятеля Леню Заславского подогнать такси к первому. Выскользнув из дверей, сразу юркнула в салон, и мы поехали на Курский вокзал. Как Лева узнал, где меня искать, — загадка. До отхода поезда остается минута, я через открытое окно вагона болтаю с Никитой и Леней и вдруг, подняв глаза, вижу за их спинами Леву. Делаю знак, чтобы подошел к двери, и выбегаю в тамбур. Успеваю сказать: «Лева, я приеду и все объясню» — и поезд трогается.

Обещание не выполнила — не встретилась, не поговорила... Лева снова караулил у театра и около общежития, где мне дали комнату, и чтобы не столкнуться с ним, приходилось демонстрировать чудеса изобретательности. Наша встреча состоялась много позже, когда я уже переехала к Никите. Как-то Лева перехватил меня возле подъезда. Воспроизвести наш разговор не берусь, была в страшном смятении и мало что помню. Кажется, Лева меня упрекал, а я просила прощения и пыталась оправдываться.

Спустя несколько лет он женился, и когда родилась дочь, назвал ее Ольгой. Помню, поразилась этому до глубины души — ведь и меня, и мое имя Лева должен был возненавидеть.

Никита жил с мамой. Анна Ивановна, с которой мы были знакомы с момента моего поступления в Малый, работала старшим сотрудником театрального музея. Именно ей мы сегодня обязаны многими раритетами, которые там хранятся. Очень образованная, мудрая, деликатная, она была любимицей всего театра. А вот с первой женой сына отношения у нее не сложились с самого начала. Об этом мне рассказала близкая подруга Анны Ивановны, которая передала и слова свекрови, сказанные вскоре после нашей с Никитой свадьбы: «Зло ушло из дома, а добро пришло».

В новой семье я почувствовала себя легко и комфортно с первой минуты — видимо потому, что и в доме моих родителей, и в доме Подгорных были одинаковые устои, исповедовались одни и те же духовные ценности.

...До войны наша семья жила вполне благополучно. Дедушка и папа работали инженерами-конструкторами на крупном заводе, бабушка и мама вели домашнее хозяйство. Я училась в общеобразовательной и музыкальной школах, занимаясь одновременно по классу фортепиано и виолончели. Все изменила война. Папа ушел на фронт и вскоре пропал без вести. Маме, у которой всегда было слабое здоровье, пришлось пойти на работу. Платили крохи, зато давали «служащие» продуктовые карточки. Главным кормильцем семьи оставался дед. Он умер вскоре после Победы, в сорок седьмом году, когда я заканчивала школу. Многие мои одноклассницы, получив аттестаты, подали документы в вузы, а я устроилась библиотекарем на чулочно-носочную фабрику. Завидовала ли подругам, имевшим возможность учиться дальше? Нет. И не только потому, что это качество начисто отсутствует в моем характере. Я с детства знала, что хочу быть только актрисой, другие профессии не привлекали.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или