Полная версия сайта

Анастасия Мельникова. Женское счастье

Звезда сериала «Улицы разбитых фонарей» откровенно рассказывает в интервью о тяжелом периоде в своей жизни, об отношениях с дочерью и планах выйти замуж.

Анастасия Мельникова с дочерью Машей и мамой

Маша уже способна удержать зал. Поняла это, когда на День учителя она выступила перед десятитысячной аудиторией. У меня тогда произошла накладка: в один вечер пришлось посетить сразу два правительственных мероприятия, от которых нельзя было отказаться. Одно начиналось в шесть вечера в Мариинском театре, другое — в семь в Ледовом дворце. Маня меня выручила! Представьте, объявляют: «Заслуженная артистка, ля-ля-ля, Анастасия Мельникова...» На сцену выходит моя дочь и со всей своей детской непосредственностью заявляет: «Мама задерживается на предыдущей работе, поэтому пока концерт буду вести я». Десять тысяч человек примолкли, а Машка прочла трогательные стихи: «Не смейте обижать учителей, они всю душу, сердце вкладывают в нас...» Женщины в зале расплакались.

Я приехала, когда Маня общалась на сцене с приглашенными на праздник педагогами. Тут же подбежал продюсер: попросил провести концерт, посвященный Девятому мая, вместе с дочкой. «Извините, это был эксклюзив», — ответили мы. Считаю, ей еще рано погружаться в профессию. Но так или иначе Маша спасает меня не только дома, но и на сцене. Еще был случай, когда она закрыла концерт, когда мне пришлось убежать на съемки.

— Она у вас модница?

— Я всегда старалась привить дочери любовь к красивым вещам. Когда Маша только родилась, все спрашивали, что подарить. На крестины я попросила деньги. Помню, набралось долларов пятьсот. Советовали приобрести зимний финский комбинезон. Но я на четыреста долларов купила норковые шкурки, из которых сшила бежевый конверт на молнии. Дочка лежала в коляске словно куколка, ни на кого не похожая. Когда она пошла ножками, низ мы распороли и сделали шубку, в которой Маня ходила до пяти лет. Потом эта норка еще долго передавалась по наследству: детям друзей и родственников.

Но чем Маша старше, тем скромнее становится. У нее есть беленькая норковая шубка. Однажды порвала пуховик: зашить не успевали, замочек вылетел прямо в дверях перед выходом. Я предложила пойти в школу в шубке. Маша — в рев:

— Это стыдно, у других детей такой нет!

— Ты не можешь идти в легком пальто, на улице мороз!

Но Маня уперлась. Ушла в моей куртке, завернув болтающиеся рукава. Это ее позиция, и мне она нравится.

Иногда спрашивают: что для вас важнее — женское счастье или карьера? Отвечаю, что главное для меня — дочь. Но признаюсь, что есть мечта — полная семья и еще ребенок. Всегда загадываю это желание на Новый год, Рождество и Пасху. А сбудется ли оно — посмотрим. Жду. Я думала о приемном ребенке. Но батюшка мне не дал на это благословения. Он сказал: «Чтобы воспитать такого малыша, нужно забыть обо всем и посвятить ему себя без остатка». А так как я кормлю семью, сделать этого, увы, не могу. ЭКО, возможно, тоже было бы выходом. Но тут у меня позиция верующего человека: если не дает Бог еще ребенка, не надо добиваться этого искусственно.

Рядом со мной может оказаться лишь тот, кто сможет простить самую большую мою слабость — мою силу. Как только такой человек появится, с восторгом сброшу свои проблемы и заботы на его плечи.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или