Полная версия сайта

Елена Пуговкина. Родная кровь

Однажды папа произнес горькие слова: «Бог дал мне трех жен. Две были народные, а последняя — из народа.

Елена Пуговкина, Александра Николаевна Лукьянченко (вторая справа) с дочерьми Юлей и Наташей

Ирина Константиновна и здесь выступила «экспертом». По ее словам, она точно знает, что моя мать изменяла отцу. И даже называет свидетелей: Александра Ширвиндта и Римму Маркову. Как не стыдно! Не боится замазать грязными сплетнями таких людей...

Но как я уже сказала, ревнив папа был патологически. Он и по отношению к Александре Николаевне без причины испытывал это чувство. Однажды, когда та еще выступала, провожал ее на гастроли. Стояли у автобуса, вокруг артисты и музыканты грузили вещи. Вдруг отцу показалось, что кто-то с интересом посмотрел на Лукьянченко. Лицо его налилось кровью, и он загасил сигарету о руку жены!

Но это единичный случай. Жили они душа в душу больше тридцати лет. Александра Николаевна ласково называла папу Минькой, а он звонил ей по сто раз на дню: «Солнышко...» Мама Саня репетировала с ним роли, советовала, поддерживала. Когда Пуговкин стал народным артистом, я ему сказала: «Ты должен отдать звание своей жене. Она заслужила».

Смерть Александры Николаевны тяжело сказалась на папе: он осунулся, горько плакал, я всерьез боялась за него. Как переживет трагедию, как будет жить один в квартирке, где все напоминает о любимой жене?

Ирина Константиновна и здесь продемонстрировала свою «осведомленность». Оказывается, я не пришла на похороны мамы Сани. Однако есть фото, где я стою у гроба, мы с мужем и Мишей были и на отпевании. Сороковины справляли именно в папиной квартире, собрались родственники. Я робела перед отцом, не знала, как себя вести. У него ведь тоже непростой характер, колючки разные. С ним хорошо управлялась Юля, старшая падчерица. Когда у папы случались срывы и он где-то пропадал, Александра Николаевна подключала к поискам свою дочку. Та умела жестко обращаться с отчимом. В результате он в ее сопровождении покорно ехал домой, а меня послал бы куда подальше...

Мы с девочками накрыли на стол. Отец не пил, но глаз у него был нехороший. Чувствовала, ему хочется, чтобы все поскорее убрались. Слава с Мишей спустились вместе со всеми, я уходила последней. Сказала: «Пап, утром позвоню, ты ложись, отдыхай...» А сама кинула взгляд — столько выпивки осталось! Ну, думаю, ладно, завтра решу, что с ней делать. На другой день звоню, он не подходит. Ни вечером, ни поздно ночью папа так и не взял трубку. Все сразу стало ясно. Утром набрала жившему неподалеку знакомому врачу:

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или